История автоматического гранатомёта Таубина достаточно известна. Да и Википедию изобрели уже давно. А значит, основные события и факты можно упомянуть предельно кратко: в 1937 году Яков Таубин изобрёл оружие крепко — на десятилетия — опережавшее время. Однако, смелый концепт успеха не стяжал. Красная Армия не поспешила обзавестись автоматическими гранатомётами. Речь же в статье пойдёт о далеко не очевидных и не лежащих на поверхности причинах такого решения.

Фото и иллюстрации взяты из открытых источников и принадлежат их авторам

У отказа от принятия гранатомётов на вооружение, разумеется, имелись и причины вполне очевидные. Сходное по массе и габаритам с пулемётом «Максим» устройство, обладая технической скорострельностью 440 выстрелов в минуту, метало 450-граммовые гранаты (вес унитарного патрона — 590 г) на 1250 метров. Но лишь в теории. На практике же скорострельность ограничивалась использованием 5-зарядных магазинов, при смене которых требовалось каждый раз досылать патрон. Как следствие, по огневой производительности автоматический гранатомёт не имевшему никакой автоматики 50-миллиметровому ротному миномёту образца 38 года даже уступал.

И военные предпочти лёгкий миномёт в качестве оружия поддержки пехоты. Хотя тот тоже, мягко говоря, мармеладом не был. Отсутствие прицельных приспособлений, постоянные углы возвышения и регулировка дальности стрельбы газоотводным краном сводили точность стрельбы к минимуму. Для решения типовой задачи оружия поддержки — подавления пулемётного гнезда — миномёт с максимальной дальностью стрельбы 800 метров не подходил. А была ещё и минимальная дальность — 200 метровая мёртвая зона перед позицией миномётчика. Тем не менее, миномёт имел бесспорное преимущество. Он хотя бы работал. Гранатомёт же Таубина давал задержку на 12 и поломку на каждые 19 выстрелов.

...То есть, причиной отказа от принятия гранатомёта на вооружение стали недоработанность и неудовлетворительная надёжность потенциально очень перспективной конструкции? Нет. Ибо например, другое детище Таубина — 23-миллиметровая автоматическая пушка МП-6 — тоже не работала категорически. Но никого это не смущало. Армия хотела получить универсальное и мощное орудие, годное для применения в качестве авиационного, танкового и зенитного. Пушку запустили в массовое производство, и военные просто отказывались принимать продукцию завода, пока не будут устранены недостатки, и не появится возможность из пушек стрелять.

Это была драматическая история. Ибо за МП-6 в мае 1940 Яков Таубин получил орден Ленина, а ровно через год за неё же — то есть, за эпический провал, — был расстрелян.

Обратите внимание: Почему первый "огнестрел" положил конец господству доспехов, если он их не пробивал?.

А ещё через год с небольшим немцам удалось частично окружить Тулу, нарушить снабжение завода и, таким образом, остановить штампующий негодные пушки конвейер… Только так! Другого способа не было. Ибо план по валу. Зато уж после этого промышленность всё-таки перешла на выпуск авиапушек Волкова-Ярцева того же калибра (они работали), и легендарные Илы смогли получить мощную бортовую артиллерию.

Чему эта история учит? Тому, что неудовлетворительное качество и, особенно, низкая надёжность нового, революционного вооружения воспринимаются как должное. Идея вооружать наземные и воздушные боевые машины 23-мм пушкой с очень высокой начальной скоростью снаряда представлялась военным хорошей. А то что сама пушка оказалась плохой, —это уже проблемы промышленности и КБ. Не можете довести до ума эту конструкцию, запускайте в производство другую, но пушка нужна! Если бы армию заинтересовал автоматический гранатомёт, Таубина, возможно, репрессировали бы раньше. Но работоспособный образец, пусть и сконструированный уже кем-то другим, —менее креативным, зато более внимательным к деталям, —на вооружении появился бы не позже 1940 года.

...Понять причины скепсиса по отношению к автоматическому гранатомёту позволяет судьба ротного миномёта, победившего в конкурсе. Уже к середине войны миномёты калибром 50 миллиметров не только в советской, но и в германской армии вышли из употребления. Ещё ранее в СССР был признан бесполезным37-миллиметровый миномёт-лопата. И это не говоря уж о 40.6 миллиметровом винтовочном гранатомёте Дьяконова, гранату от которого Таубин и взял за основу. Уже в 1941 году он был снят с вооружения ввиду полной бесполезности. Причиной во всех случаях указывалось неудовлетворительное действие снаряда. Главная проблема, таким образом, скрывалась не в самом гранатомёте, а в его калибре.

Почему вдруг? В наше время действие гранат калибром 30-40 миллиметров, часто имеющих вдвое меньший вес, чем у гранатомёта Таубина, считается более чем удовлетворительным. И, опять-таки, 80 лет назад претензий не вызывало действие снарядов калибром 45-мм, и даже огонь по пехотным целям из 20-23 миллиметровых автоматических пушек считался очень эффективным.

Проблема заключалась во взрывателе. Тогда существовали уже очень чувствительные (но относительно безопасные) взрыватели обеспечивающие мгновенный подрыв осколочного снаряда при столкновении преградой. Однако работали они надёжно только если скорость снаряда была велика. Мины же и гранаты летели медленно, сталкиваясь с землёй на скорости в десятки, а не сотни метров в секунду. При малой массе снаряда энергия удара оказывалась слишком низкой. Но ещё более чувствительный взрыватель сделал бы такой боеприпас непредсказуемым в действии и слишком опасным для стрелка. В результате, мелкокалиберные и низкоскоростные осколочные снаряды, если и взрывались, то уже углубившись в снег или грунт, и оказывались ненадёжными и малоэффективными.

Подходящие для выстрелов к АГС компактные взрыватели появились лишь в послевоенное время.

Прочие материалы на эту и другие темы

Оглавление сайта**** Оглавление сайта

Больше интересных статей здесь: Оружие.

Источник статьи: Почему довоенный ссср не стал производить автоматические гранатомёты.


Закрыть ☒