Залпы сотен советских орудий самого разного калибра в клочья разорвали тишину этого морозного декабрьского утра. Снаряды и мины с диким свистом повалились на немецкие позиции. Взрываясь, они разлетались на десятки и сотни осколков, разрушали блиндажи и ДЗОТы, заваливали мерзлой землей окопы и ходы сообщения, уничтожали артиллерию и живую силу противника. Это был не просто обстрел — это была артиллерийская подготовка, которой советские артиллеристы дали старт легендарной операции "Малый Сатурн", более известной как Тацинский танковый рейд.

Причины проведения операции

После окружения под Сталинградом 6-ой немецкой и 3-ей румынской армий советское командование планировало развить и закрепить успех несколькими "контрольными" ударами. Для этих целей начали формироваться резервы. Но, к сожалению, воплотиться в жизнь этим планам было не суждено. Их сорвала "Зимняя гроза", деблокирующий удар немецкого фельдмаршала Эриха фон Манштейна.

PzKpfw III под Сталинградом. Операция "Wintergewitter" декабрь 1942 года
Манштейн считался гением танкового боя, одним из самых талантливых немецких командующих и любимчиком Гитлера. Именно ему фюрер поручил столь ответственное задание — создать устойчивый коридор к голодающей и мёрзнущей в Сталинграде армии Паулюса и стабилизировать линию фронта.

Немецкие танковые, моторизированные и пехотные дивизии, идущие в прорыв, были объединены в группу армий "Дон". Та же, в свою очередь, делилась на армейскую группу "Гот" и армейскую группу "Холлидт".

12 декабря танки армейской группы "Гот" прорвали советскую оборону в районе Котельниково и устремились в сторону Сталинграда. Группе "Холлидт"чуть позже приписывалось нанести удар в тыл рассеченным советским войскам прикрытия с плацдарма на реках Дон и Чир в районе станицы Нижне-Чирская.

Немецкое наступление развивалась стремительно, и угроза того, что Манштейн всё же выполнит поставленную перед ним задачу, с каждым часом всё сильнее нависала над советской ставкой.

Чтобы не допустить такого негативного развития событий, советской стороной в срочном порядке было принято решение об организации парирующего удара, так сказать, создать угрозу окружения наступающей немецкой группировке.

Ответственным за проведение данной операции стал генерал Ватутин, командующий Юго-Западным фронтом, а исполнение удара он, в свою очередь, возложил на Первую Гвардейскую армию.

План проведения операции

Ход операции

16 декабря 1942 года, после проведенной арт. подготовки, советская армия, основные силы которой находились в трех танковых корпусах, перешла в наступление южнее населенного пункта Верхний Мамон Воронежской области.

Первые два советских корпуса, вклинившись в немецкую оборону, увязли в ней и не развили особых успехов. А вот третий, точнее сказать 24-й танковый корпус, прорвал оборону противника и продолжил развивать наступление, поддерживая при этом хороший темп.

Перед этим корпусом стояла задача: овладеть важным железнодорожным узлом, находящимся в небольшом населенном пункте, станице Тацинской, и там же разгромить крупный вражеский аэродром, с которого транспортная авиация люфтваффе снабжала немецких окруженцев в Сталинграде.

Разбирая действия 24-ого танкового корпуса, нельзя не сказать пару слов о его командующем генерал-майоре Баданове Василии Михайловиче. За этот рейд он, кстати говоря, был награжден первым в красной армии орденом Суворова II степени.
Василий Михайлович успел повоевать в рядах царской армии, на полях Первой Мировой, где неоднократно совершал подвиги и дослужился до чина поручика. После свержения царской власти воевал против Колчака, а ещё позже против антисоветских формирований в Белоруссии. Был смелым, грамотным и волевым человеком, дослужился до звания генерал- лейтенанта танковых войск. Умело руководил подразделениями, рискуя жизнью, смело шёл в бой. Прошёл всю войну, был ранен и контужен.
В послевоенные 1950-е года был назначен на должность начальника управления военно-учебных заведений бронетанковых и механизированных войск Советской Армии.
Баданов Василий Михайлович

Первый этап наступления 24-ого танкового продвигался крайне успешно: за первые 5 дней боев корпус прошёл примерно 240 километров, практически не встречая серьезного сопротивления. Обороняли сектор данного прорыва как правило итальянские части, а они не отличались особой стойкостью и умелостью. По многочисленным свидетельствам участников событий, у итальянцев даже из-под гусениц советских танков убегать получалось крайне плохо.

Как было сказано выше, корпус продвигался стремительно. Немецкие гарнизоны, которые находились в разных населенных пунктах, которые нельзя было обойти и которые оказывали хоть какое-то существенное сопротивление, брались в клещи и уничтожались при помощи пехотных подразделений. Огромное количество немецких и итальянских солдат вовсе были застигнуты врасплох и "пачками" сдавались в плен. Танками громились одиночные грузовики снабжения и целые колонны, огнём орудий и гусеницами уничтожались огневые точки и целые артиллерийские батареи, уничтожались немецкие склады.

С серьёзными трудностями советские танки столкнулись у станицы Скосырской 23 декабря. Здесь противник имел неплохую оборону. Тем не менее, советские танки совместно со стрелковыми частями корпуса практически сходу овладели данным населенным пунктом, ударив по нему с нескольких направлений. Здесь корпус понёс первые серьезные потери. Так же в потери 24-ого танкового корпуса большую лепту вкладывала немецкая авиация.

С самого начала операции и до её завершения над ушедшими в прорыв советскими частями висели немецкие штурмовики. Немцы полностью господствовали в небе, а просьбы о воздушном прикрытии каждый раз оставались без внимания вышестоящего командования, так как по мнению этого самого командования советские самолеты были намного нужнее восточнее, где пытался прорваться Манштейн, ну и, разумеется, в небе над Сталинградом.

После разгрома немецкого гарнизона в Скосырской путь на станицу Тацинскую и немецкий аэродром оказался открыт. Не теряя времени, красноармейцы устремились к этим стратегически важным объектам. Авангард корпуса прибыл к Тацинской уже вечером того же дня, но из-за ранних зимних сумерек не сумел правильно сориентироваться на местности. Штурм был перенесен на следующее утро.

Атака началась рано утром 24 декабря силами одной из трех танковых бригад корпуса совместно со стрелковыми частями. Две другие бригады в это время на полном ходу двигались в сторону аэродрома и прибыли к нему в 9.30 утра в результате чего немцы, хоть и не были застигнуты врасплох, но организовать хорошую оборону сразу на двух направлениях не смогли.

Вот как события на аэродроме описывал их непосредственный участник, пилот с немецкой стороны — Курт Штрайт:

Внезапно, утром 24 декабря 1942 года, ведя беспорядочный огонь, советские танки врываются в деревню и на аэродром. Самолеты вспыхивают, как факелы, и всюду бушует пламя, рвутся боеприпасы, мечутся грузовики, а между ними бегают растерянные, что-то кричащие солдаты. Это безумие!
Рёв танков и авиамоторов смешался с огнем орудий, взрывами и пулеметными очередями в чудовищную симфонию. Всё это создает картину настоящей преисподней!
Панорама "Тацинский рейд"

В этот день бои гремели с особой интенсивностью и до самой ночи.

На аэродроме из башенных орудий и пулеметов советские танки расстреливали отчаянно пытавшиеся взлететь немецкие транспортники. Зачастую вовсе шли на таран, на полном ходу снося вражеским самолетам хвосты и ломая крылья.

Справедливости ради, стоит отметить, что хоть немцы и не имели здесь достаточных средств для отражения удара, тем не менее довольно сильно огрызались, используя зенитные орудия и все, что было под рукой. Кстати говоря, под рукой у них были и танки, отправленные на усиление, но на исход боя они повлиять не смогли.

Командующий корпусом Баданов, предвидя такое развитие событий, благовременно разработал тактику, согласно которой, пока одна бригада давила самолеты, вторая занималась подавлением аэродромной обороны. У каждой из двух бригад была своя задача, это создавало порядок и, в конечном итоге, помогло избежать лишних потерь советских танков.

В самой Тацинской для немцев дела складывались тоже не очень радужно.

Обратите внимание: Топ 5 лучших танков в мире.

Немецкий гарнизон к вечеру того же дня был практически полностью уничтожен, остатки благополучно попали в плен. На тацинской железнодорожной станции, прямо на платформах было уничтожено 50 новеньких штурмовиков "Юнкерс 87".

В общем, немцы отгребли по полной, но и советская сторона несла заметные потери. Точные цифры потерь корпуса к вечеру 24-ого декабря привести не могу, так как информация по этому поводу крайне противоречивая, но об этом чуть позже. По некоторым данным, к вечеру 25 декабря из 140 танков корпуса на ходу оставалось 58.

Проблемы с топливом и боеприпасами

Укомплектованность танками и личным составом у 24-ого танкового была не плохая, 90% и 70% соответственно. Но с автомобильным транспортом снабжения дела обстояли намного хуже. Как правило, источники сообщают, что корпус имел лишь половину положенных грузовиков. Это на самом деле не малозначимый недостаток, который явно проявился во время глубокого рейда.

Советские грузовики не успевали подвозить боеприпасы и топливо передовым подразделениям, которые всё время продвигались вперед. Ситуацию к тому же усугубляла декабрьская погода и немецкая авиация, для которой грузовик со взрывоопасным грузом, пожалуй, самая легкая добыча.

В результате, советским танкам все время приходилось действовать в режиме максимальной экономии, а после того, как корпус был отрезан, и вовсе самостоятельно изготавливать себе топливо...

В процессе наступления было захвачено около 10 немецких крупных складов с различного рода военным имуществом и ГСМ. Но, к сожалению, практически все это добро на первый взгляд было бесполезным. Солярку немцы не держали, так как немецкая техника ездила на бензине, да и немецкие снаряды, отличающиеся калибром, никак не засовывались в советские казенники. Вот тут на помощь пришла русская смекалка!
Советские экипажи начали смешивать в определенных пропорциях бензин и авиационное масло, получая при этом эквивалент дизельного топлива.

Так же из пехоты были созданы трофейные команды, которые собирали немецкое вооружение и боеприпасы к нему.

Окружение и прорыв

Немцы, как говорится, в это время тоже не сидели сложа руки. Силами двух танковых дивизий они прорвали советскую оборону немного северней Тацинской, тем самым отрезав 24-й танковый корпус. Теперь наступающий советский корпус был вынужден занять круговую оборону.

Сталин, лично следивший за ходом прорыва 24-ого танкового корпуса и узнавший о том, что корпус попал в окружение, в своей телеграмме генералу Ватутину писал: «Помните Баданова, не забывайте Баданова, выручайте его во что бы то ни стало!» И заодно запрещал оставлять занятые позиции.

Ватутин и не забывает. Он организовывает деблокирующий удар. Но этот удар терпит неудачу. Советские части не смогли сломить немецкую оборону внешнего кольца окружения и, понеся потери, были вынуждены отойти на исходные позиции.

Силы советского корпуса редели с каждым часом, а немцы, напротив, подтягивали новые резервы.

Долгих пять дней советский корпус дрался в окружении, отбивая атаки немецких танковых дивизий, которых Манштейн выдернул из состава группы "Холлидт". Особенно положение корпуса усугубилось 27 декабря, когда 16 немецких танков 6-й танковой дивизии прорвали оборону корпуса и попытались рассечь его на несколько частей. Тогда в бой был направлен последний резерв: 5 танков Т-34 под командованием капитана Нечаева. В неравном бою была уничтожена половина немецких танков, остальные отступили, но и все тридцатьчетверки были подбиты. Сам же Нечаев со своим экипажем погиб смертью храбрых, совершив своим горящим танком таран немецкой стальной машины.

Все это время Бадалов отчаянно запрашивал разрешение на прорыв окружения изнутри и выход из станицы остатков корпуса, но из-за запрета Сталина, постоянно получал отказ. Ситуация изменилась лишь вечером 28 декабря, когда Ватутин дал добро.

Прорыв корпуса из окружения начался в три часа ночи 29 декабря. При этом в Тацинской пришлось оставить тяжелораненых. Прикрывали отход 300 добровольцев (никто из них из окружения так и не вышел).

Не вызывает сомнения, что для немцев, считавших, что окруженный корпус держится на "последнем волоске", ночной прорыв оказался полной неожиданностью. Возможно поэтому данный прорыв и удался.

Прорвав оборону противника в северо-восточной части котла, к утру, корпус вышел из окружения, соединившись с войсками фронта у села Ильинка. Вышло 36 танков и около тысячи человек личного состава.

За время своего рейда 24-й танковый корпус отчитался об уничтожении 11292 солдат и офицеров противника, было взято в плен 4769 человек, подбито 84 танка, уничтожено 106 орудий, захвачено и уничтожено более 10 крупных складов, уничтожено более ста самолетов противника.

Итоги операции и противоречия

В этих боях рвалась и плавилась броня, горел снег. Здесь ковалась стальная гвардия! Очередной советский гвардейский танковый корпус. О присвоении корпусу почетного наименования — гвардейский, Баданову сообщил генерал Ватутин 26 декабря 1942 года, когда 24-й танковый вел бои в окружении.

Сотни красноармейцев были награждены орденами и медалями, многие, как например капитан Нечаев, к сожалению, посмертно.

Результаты данной операции, не смотря на видимые успехи и практически полное выполнение первоначально-поставленной задачи, зачастую подвергаются жёсткой критике.

Это связано с большими потерями корпуса. В частности, некоторые знатоки обвиняют генерал-майора Баданова, якобы он, ради очередной звездочки на погоны и медальки, не жалел своих бойцов. Этакий генерал-душегуб. Разумеется данные утверждения в корне не верны.

Во-первых, если посмотреть отчеты о потерях практически любого танкового корпуса при глубоком прорыве, без разницы советского или немецкого, эти цифры будут пугающими. Это связано не только с уничтожением танков противником, а еще и с тем, что эти танки банально ломались, тем более в декабре, без нормального зимнего топлива. И беда заключалась в том, что танки приходилось бросать, а после отступления они вовсе оказывались в руках противника. Это тоже являлось безвозвратной потерей.

Цифры потерь стрелковых частей корпуса действительно большие, но утверждать, что после выхода из кольца в корпусе уцелело только 1/10-я часть красноармейцев, тоже не правильно, так как некоторые бойцы отступили во время немецкого прорыва, а раненые были эвакуированы.

Во-вторых, обвинения в душегубстве Бадалова в некоторых источниках – чистой воды провокация в погоне за хайпом. Тут даже заострять внимания не нужно. Подобные обвинения снимает тот факт, что он, практически ослушавшись приказа самого товарища Сталина, добивался разрешения покинуть занятые позиции и прорваться из окружения. И хотя данное разрешение он всё-таки вроде бы как получил, командование на него "осерчало".

На мой взгляд, от кары "свыше" его спасла лишь широкая огласка данного события в советской пропаганде и преувеличенное Ватутиным количество уничтоженных самолетов противника.

Тем не менее, основные задачи корпусом были достигнуты.

Манштейн, был вынужден отказаться от попыток прорыва к окруженной армии Паулюса и направил резервы на устранения прорыва 24-ого танкового корпуса.

Немецкий воздушный мост со Сталинградом был нарушен, что в купе с другими факторами, привело к скорой капитуляции немецкой группировки.

Мемориал "Прорыв" или как его еще называют "Танки уходят в небо"

На этом все. Огромное спасибо за внимание! Дополняйте и высказывайте свое мнение в комментариях...

Если статья оказалась полезной, буду очень признателен за лайк, подписку или репост...

#тацинский танковый рейд #подвиги вов #танки #сталинградская битва #баданов #прорыв #рейд по тылам противника #тацинская #танкисты #гвардия

Больше интересных статей здесь: История.

Источник статьи: Легендарный и противоречивый Тацинский рейд. Когда гусеницы советских танков - лучшее средство против немецких самолетов.