Последняя версия танка американской армии m1A2 sSEP V3

Вы прочитаете этот материал за 10 минут

Новые задачи разработки

Армия США понимает, что программы модернизации используемых в настоящее время боевых машин и приобретение новых (так называемых перспективных/новых поколений) являются крупнейшими с точки зрения финансовых затрат и количества задействованных в них подрядчиков. Цель двоякая: модернизированное оборудование должно соответствовать требованиям современного поля боя, а новые разработки должны соответствовать прогнозируемым и совершенно новым задачам, которые появляются на нем. Пентагон также придает большое значение вопросам, связанным с сокращением сроков исследований и разработок новых типов бронетехники и оптимизацией их тактико-технических характеристик для выполнения различных задач.

Поэтому используются уже проверенные, в т.ч. гражданские решения. При разработке широко применяется метод быстрого прототипирования, который позволяет за 4-5 лет определить требования и создать полноразмерную модель с использованием технологий компьютерной визуализации рабочих процессов, графики 3D-моделирования.

Обратите внимание: Самые имбовые тяжелые танки World of Tanks, которые будут нагибать в 2021!.

Что позволяет значительно сократить время и уже на этапе эскизного и технического проектирования выбирать наиболее удачные, конкурентоспособные варианты. В случае с новым вариантом боевой бронированной машины также возможно минимизировать риск конструкторских и технологических ошибок, создав прототипы в течение 2-3 лет и подвергнув их первоначальным испытаниям и экспертизе.

Напомним, что традиционным методам на это требовалось от 5 до 7 лет, и риск неудачи был намного выше. Армия США допускает принятие платформ, которые соответствуют на 85 — 90% требованиям (а не 100%, как раньше), что улучшит и ускорит процесс их приобретения, но обременено (приемлемым) риском возникновения проблем в ходе использования. Тесное сотрудничество с промышленными или исследовательскими центрами должно минимизировать этот риск. Более того, американцы гораздо больше, чем раньше, наблюдают за достижениями других. Особенно это касается израильтян. Их программа Karmel вызывает значительный интерес, и американские военные не скрывают, что хотят использовать хотя бы некоторые из израильских решений.

Танки

M1A2 SEPv2 Abrams в настоящее время является базовым компонентом, и его дальнейшее развитие представляет собой версию MlA2SEPv3. Модификация сводится к повышению огневой мощи, защиты и ситуационной осведомленности экипажа. Обе эти версии адаптированы для использования системы активной защиты (КАЗ) Trophy, которой американцы закупили более 300 комплектов в рамках срочной оперативной необходимости. Машина SEP v3 отличается новой архитектурой электронных систем и усиленной броней, а также системой Ammunition Data Link, которая позволяет использовать программируемые боеприпасы или новый дистанционно управляемый модуль вооружения CROWS-LP.

Другой модификацией является M1A2 SEPv4.

Сам график дальнейших работ по вышеупомянутым модернизациям во многом будет зависеть от непрерывности их финансирования, хотя обе считаются приоритетными. Однако, потенциал модернизации машин серии M1 Abrams постепенно исчерпывается и, по мнению многих специалистов и военнослужащих, этому танку следует искать преемника. Поэтому работа над машиной нового поколения началась и в настоящее время разрабатываются тактико-технические предположения, в значительной степени с учетом использования новейших технологий и опыта боевого применения танков в различных вооруженных конфликтах последних лет.

Цель — улучшить основные боевые характеристики при уменьшении массы и габаритов (примерно 48-50 тонн). Используемые в настоящее время Abrams достигли массы более 65 тонн, что отрицательно сказалось как на их тактической, так и оперативной мобильности. Современные материалы позволят снизить вес, обеспечивая даже лучшую защиту, чем в случае последних модификаций Abrams. Новая динамическая защита в сочетании с комплексами активной защиты техники и системой ближнего обзора (оптоэлектронная — на дальность до 1 км). Одновременно наличие функций видения #«сквозь броню», что значительно улучшит ситуационную осведомленность экипажа.

Основное вооружение должно иметь калибр больше нынешних 120 мм (130-140 мм). Конечно, такая #пушка будет стрелять не только классическими боеприпасами, но и программируемыми и управляемыми ракетами. Она будет дополнена универсальной зенитным орудием (возможно, автоматическими пушками калибра 20-30 мм или лазерной пушкой). Установленное вооружение необходимо для выполнения одного из основных требований к новому танку, а именно для получения возможности обнаруживать и вести бой на гораздо большей дальности (более 4 км) против боевых машин или других подвижных целей (включая, например, БПЛА). Автоматизация процессов обнаружения, обработки данных и стрельбы будет внедрена в гораздо большей степени, чем раньше. #Искусственный интеллект будет опорой. Одна из его задач — вывести свою машину из критической зоны, когда #экипаж недееспособен из-за обстрела или по другим причинам. Само собой разумеется, что экипаж всего два человека, и #танк может использоваться в автономном, полуавтономном и «ручном» режимах.

Опционно пилотируемый танк будет разработан на более позднем этапе. Неизвестно, будет ли эта новая машина вообще напоминать используемые в настоящее время «классические» танки или это будет нечто вроде самоходной универсальной электромагнитной пушки.

Внедрение новых танков может начаться во второй половине 2030-х годов. Однако этот процесс будет долгим — достаточно сказать, что БМП Bradley, сопровождающие Abrams, будут использоваться аж до 2050 года, хотя их преемник будет создан раньше.

БМП

В первую очередь механизированные бригадные боевые группы планируется оснастить новейшей БМП M2A4 Bradley. Также рассматривалась #модернизация до стандарта M2A5 с новой башней с 30-мм пушкой, но, похоже, она не будет реализована. Однако машины в версии M2A4 получают систему обмена цифровыми данными нового поколения и СУО. Они также должны быть адаптированы для использования КАЗ Iron Fist. Версия M2A4 предусматривает установку электронного оборудования, в том числе диагностического, увеличение мощности двигателя, улучшение характеристик коробки передач и системы охлаждения двигателя.

В перспективе можно установить #тепловизионные камеры 3-го поколения, систему автоматического обнаружения и сопровождения целей, а также усилить противоминную защиту или изменить места хранения транспортируемых боеприпасов. Если будет принято решение о более глубокой модернизации, новая #оптоэлектроника с дальностью не менее 14 километров может обеспечить возможность проникновения в так называемые зоны активного огня противника, где солдаты несут большие потери, а некоторые их задачи могут быть взяты на себя управляемыми или полуавтономными роботами первого поколения. На основе этого БМП также был создан Mission Enabler Technologies-Demonstrators (MET-D). Он оснащен рядом функций и датчиков, взаимодействующих с оружием и системой сбора данных. Экипаж получил новые дисплеи, позволяющие им управлять #беспилотными платформами и более эффективно передавать информацию. В ходе испытаний MET-D взаимодействует с роботизированным бронетранспортером М113, а затем он должен будет работать с прототипами роботов следующего поколения. Цель программы — не только изначально проверить правильность работы такой команды, но и сделать определенные выводы относительно дальнейшего технологического развития новых платформ в будущем или тактики человеко-машинной команды.

В 2018 году был инициирован еще один проект OMFV (опционально пилотируемая #боевая машина), который является частью комплексной программы разработки брони нового поколения под названием NGCV CFT. Возможность дистанционного и непрерывного управления таким транспортным средством должна обеспечиваться на удалении около 3000 метров (в настоящее время предлагаемые решения достигают расстояния более 500 метров). Рассматриваются различные варианты боевой массы этой машины, но для обеспечения адекватной подвижности она не должна значительно превышать 40 тонн. Требуется V-образное двойное дно, система баллистической защиты нового поколения, оптоэлектроника третьего поколения и, как следствие, 50-мм автоматическая пушка. Основные характеристики этой БМП должны дать ей возможность сражаться в густонаселенных городских районах.

В настоящее время программа OMFV находится на предварительной стадии, в которой должны участвовать до пяти подрядчиков. Из них будут выбраны подрядчики, допущенные к дальнейшим этапам разработки и, в конечном итоге, к созданию прототипов. Новую систему планируется адаптировать с нуля для работы с беспилотными системами, и вместе с ее внедрением будут созданы новые структуры. Так что это не «простая» замена БМП Bradley.

Колесные БМП

В настоящее время в армии США имеется девять бригад Stryker (в том числе две бригады GN). Процесс их модификации на вариант Stryker A1 / Stryker DVHA1 продолжается. Отдельные бригады получат предлагаемый Oshkosh модуль вооружения с 30-мм пушкой на основе конструкции Rafael Samson, а дистанционно управляемые боевые модули будут интегрированы с ПТУР Javelin (программа CROWS-J). 2-й кавалерийский полк, дислоцированный в Европе, ранее получил башни Kongsberg MCT-30 и систему CROWS-J как часть неотложной оперативной необходимости, а также — частично — многоспектральные маскирующие сети.

Что касается более широкой модернизации Stryker, то, помимо усиления противоминной защиты (так называемый Double V-Hull — DVH), мощность двигателя была увеличена с 350 до 450 л.с., усилена подвеска, система обмена информацией стала устойчивой к мерам РЭБ противника, и была предусмотрена дополнительная система электропитания.

Также планируется оснастить эту машину КАЗ Trophy или Rheinmetall AMAP, а в конечном итоге собственным решением — MAPS (Modular Active Protection System), модульным и предназначенным для легких и средних боевых машин. Предполагается, что такой КАЗ, а точнее его составные части (радар, оптоэлектронные системы, разрушающие заряды и т.д.) будут легко взаимосвязаны с открытой архитектурой платформ нового поколения. На первом этапе MAPS будет создана как «мягкая» система — она ​​должна воздействовать на подлетающие ракеты импульсами такой частоты, чтобы нарушить работу системы наведения. В конечном итоге туда будет интегрирована система прямого воздействия со специальными субракетами.

Резюме

Как неоднократно подчеркивалось, основное предположение состоит в том, что и новое поколение, и модернизированные машины (и даже одиночные солдаты) должны иметь возможность вести огонь из-за пределов досягаемости вооружения противника. Это должно быть обеспечено новым типом боеприпасов, повышенной степенью автоматизации процесса сбора, передачи и обработки данных, а в более долгосрочной перспективе — роботизацией и внедрением, в большей степени, искусственного интеллекта и самообслуживания. Танк или БМП должны вести бой не на дистанции 800–1000 метров, а гораздо дальше.

Экипаж, благодаря своим собственным системам или внешним данным, должен уничтожить назначенные ему цели не входя в зону поражения противником. Кроме того, боевые машины должны быть более универсальными в использовании на поле боя. Новые боеприпасы (включая управляемые), зенитное/лазерное оружие (и, возможно, электромагнитное) должны позволить им бороться с БПЛА и другими воздушными платформами, разрушать укрепления, т.е. реализовывать возможности C-RAM (тактическая ПВО Counter Rocket, Artillery, Mortar).

Уровень баллистической защиты остается важным, но его невозможно постоянно повышать за счет наращивания веса и потери тактико-оперативной мобильности. Важной задачей является внедрение эффективных систем обмена данными для боевых машин (в том числе устойчивых к РЭБ и кибератакам противника). Отдельная машина или даже юниты теперь являются «лишь легкой целью», когда они не взаимодействуют с другими системами на поле боя. Сам обмен и анализ будет улучшен за счет искусственного интеллекта. Кроме того, платформы нового поколения должны быть легко адаптированы для использования в качестве автономных или полуавтономных транспортных средств. Роботы по-прежнему важны для армии США, но раньше 2028 года на вооружение они не поступят. В настоящее время ведутся дополнительные работы и испытания, но все это требует времени. Кроме того, окончательные требования еще не сформулированы, потому что сегодня никто не может сказать, удастся ли эффективно совместить то, что требуют военные, с тем, что можно реально построить на основе имеющихся технологий. Особенно, если речь идет о боевых роботах и ​​системах управления, принимающих ключевые решения.

С сокращениями

Марек Донбровски, Defence24

Больше интересных статей здесь: История.

Источник статьи: Как будут выглядеть бронетанковые войска сша через десятилетие?.