Библиотека государя-астронома

Библиотека государя-астронома

Словно какая-то мистическая предопределенность сопутствовала судьбе великих библиотек древности и средневековья. Одни из них безвозвратно погибли (книгохранилище клинописных табличек ассирийского “царя царей” Ашшурбанипала, Пергамская и Александрийская библиотеки), другие были спрятаны с таким тщанием, что найти их не могут до сих пор (либерия Ивана Грозного).

Особое место в этом ряду занимает библиотека правителя Самарканда, выдающегося ученого средневековья Улугбека.

ДЕД И ОТЕЦ

Улугбек был родным внуком великого эмира Тимура, грозного завоевателя, создавшего империю, простиравшуюся от Эгейского моря до Китайского Туркестана. Из военных походов, а всего за 35 лет своего правления “Железный Хромец” покорил 26 больших и малых царств, эмир приводил в свою столицу Самарканд самых искусных зодчих, строителей и ремесленников. Именно при Тимуре Самарканд превратился в гармоничный ансамбль архитектурных жемчужин, слава о котором гремела по всему Востоку и далеко за его пределами.

А еще добычей Тимура, ценившего изысканную поэзию и исторические хроники, становились уникальные книги и рукописи из Малой Азии, Турции, Персии, Сирии, Индии… В короткий срок в эмирском дворце образовалась богатая библиотека, в собрание которой входили редчайшие рукописи античных авторов, мыслителей Востока, древнейшие религиозные тексты. В библиотеку стекались и такие экзотические раритеты, как вавилонские клинописные таблички, египетские папирусные свитки, книги индийских магов, украшенные рыбьей чешуей, массивные фолианты с обложками из крокодиловой кожи и бриллиантовыми застежками…

Еще при жизни великий эмир выделил по уделу каждому из своих сыновей и внуков. В частности, младший сын Тимура и отец Улугбека Шахрух получил в управление богатый и процветающий Хорасан с центром в Герате, через который проходили основные маршруты Великого шелкового пути. Но нередко в те длительные периоды, когда Тимур отправлялся в очередной завоевательный поход, Шахрух замещал отца в Самарканде, продолжая, в частности, формирование библиотеки.

Вообще-то, Шахрух был, пожалуй, наименее воинственным представителем семейного клана. Равнодушный к власти и славе, получивший известность как покровитель науки и литературы, склонный к религиозной философии, он позаботился о том, чтобы и его сын Улугбек получил хорошее образование.

ДЕТСТВО ВНУКА

Несмотря на приписываемую ему жестокость, Тимур до конца своих дней проявлял безграничную привязанность к своей семье – родителям, сестрам, детям, внукам. В свое время известие о рождении Улугбека обрадовало деда настолько, что в честь этого события он помиловал всё население Мардина в Месопотамии и даже отменил дань, которую обычно накладывал на захваченные штурмом города.

Улугбек с малолетства воспитывался во дворце деда. Его учителем и наставником был известный поэт Ариф Азари. Улугбек и сам писал стихи на родном узбекском языке, в совершенстве владея при этом арабским и персидским, интересовался проблемами математики и медицины.

Но главным его увлечением стала астрономия.

Долгие часы проводил он в библиотеке, просматривая рукописи, которые, несомненно, листала когда-то рука великих ученых древности.

Когда мальчик подрос, Тимур нередко беседовал с ним в свободные минуты, посвящая в некоторые тайны своей биографии.

ПРАВИТЕЛЬ САМАРКАНДА

Но вот в 1405 году Тимур неожиданно умер в городе Отраре во время задуманного им грандиозного похода в Китай.

Едва великого завоевателя успели похоронить, как в огромной державе начались распри и междоусобица. В конечном итоге главой Тимуридов признали Шахруха, который в этой ситуации был наиболее компромиссной фигурой.

Заняв престол, Шахрух вернулся в свою резиденцию в Герате, объявив этот город новой столицей государства. Правителем же Самарканда он поставил Улугбека, которому в тот период (1409г.) исполнилось 15 лет.

Библиотека, собранная со всего континента Тимуром, тоже осталась в Самарканде.

Номинально правителем державы считался Шахрух, но постепенно Самарканд и Герат – Мавераннахр и Хорасан – всё в большей степени превращались в самостоятельные государственные образования, состоявшие, в свою очередь, из объединений мелких феодальных владений, во главе которых тоже стояли Тимуриды с их непомерными амбициями.

Такое государственное устройство было сродни мине замедленного действия, которая должна была рвануть при первом же серьезном испытании.

ГЛАВА НАУЧНОЙ ШКОЛЫ

Тем не менее, правителем Самарканда Улугбек оставался более сорока лет.

За этот период город превратился в центр научной и культурной мысли Среднего Востока. Здесь появились учебные заведения – медресе, выросла знаменитая обсерватория, которая, если судить по многочисленным описаниям и по сохранившимся остаткам ее главного угломерного инструмента – гигантского сектанта, не знала себе равных в мире.

Улугбек, являвшийся одним из наиболее просвещенных правителей средневековья,

стал главой научной школы, объединившей плеяду талантливейших соратников, сам нередко участвовал в научных и литературных диспутах.

Главный труд Улугбека «Новые астрономические таблицы» содержал сведения о 1018 светилах, сведения, которые мало чем отличаются от современных.

В обсерватории Улугбека, в частности, работали такие выдающиеся ученые, как Казы-заде Руми, которого современники называли «Платоном своего времени», астроном Джамшид Каши, а также Али Кушчи, имевший непререкаемый авторитет среди коллег.

После смерти Руми и Каши именно Кушчи духовно был наиболее близок Улугбеку.

В рамках научной школы Улугбека в Самарканде были изобретены десятичные дроби, вновь открытые в Европе только через 150 лет, вычислено значение пи с точностью до 17-го знака, создан оригинальный метод определения синуса одного градуса…

Кроме Самарканда, крупными центрами научной мысли считались города Кеш (ныне Шахрисабз) и Китаб (что означает “книга”). Близ Китаба и сегодня сохраняются остатки величественного здания под названием Ходжа Илим-хана, что можно перевести как “прибежище наук”. Это была своеобразная светская академия, где жили и собирались ученые, проводя дискуссии и воспитывая учеников.

Особое внимание Улугбек уделял расширению библиотеки. Кроме новых книг, которые теперь поступали не в качестве военных трофеев, а покупались в дальних странах через опытных купцов, шла активная работа по переписыванию многих наиболее ценных рукописей в придворной мастерской – китаб-хане.

Фонды библиотеки, которой располагал Улугбек для ученых занятий, насчитывали тысячи, возможно, десятки тысяч томов.

СМУТНОЕ ВРЕМЯ

В 1447 году Шахрух умер в возрасте 70 лет.

Теперь главой Тимуридов формально оказался Улугбек.

Выдающийся ученый-астроном, он не был готов к новой роли, требовавшей решительных и жестких мер, ибо в державе снова наступило время великой смуты.

Противники Улугбека умело интриговали за его спиной, используя недовольство городских ремесленников и торговцев высоким налогом - “тамга”. В оппозиции к Улугбеку оказалась и верхушка духовенства, не одобрявшая его научной и просветительской деятельности.

Нашлись и подстрекатели, пустившие слух, будто правитель занимается колдовством. На улицах всё громче раздавались призывы разрушить обсерваторию и сжечь “нечестивые”, “вредные” книги.

Заговор зрел буквально на глазах. Трагедия состояла еще и в том, что заговорщики сумели склонить на свою сторону сына Улугбека – честолюбивого Абдулатифа.

Улугбек предчувствовал беду. Он не мог не понимать, что контроль над ситуацией безнадежно ускользает из его рук.

ТАЙНАЯ БЕСЕДА

Однажды вечером Улугбек пригласил к себе Али Кушчи. Уединились в укромном уголке сада.

Улугбек невесело пошутил в том смысле, что хотя они оба изучают движение звезд по небу, но занимаются этим как астрономы, а не астрологи, а потому не могут взглянуть сквозь завесу времени.

Надвигаются события, ход которых не в силах предсказать никакой прорицатель. Но для него, Улугбека, ясно одно: пришла пора спасать книги. Он уже составил план на этот счет.

Как ни жаль, посетовал Улугбек, но частью библиотеки придется пожертвовать. На полках останутся дубликаты, различные второстепенные издания, а также те рукописи, копии которых можно найти в Герате или Константинополе.

Основные фонды, продолжал далее Улугбек, он спрячет в подземельях своего дворца. В этих подвалах-лабиринтах, которые прокладывались по распоряжению великого эмира Тимура и тянутся на большие расстояния, есть немало секретных помещений. Там имеется потайной ход, куда ведет замаскированная железная дверь, единственный ключ от которого был только у деда. Перед походом в Китай дед передал этот ключ ему, Улугбеку. Верные служители отнесут туда основную часть книг и заложат дверь камнями. Никто из фанатиков не найдет дороги к этому тайнику!

- Почему бы не перенести в это надежное убежище все книги? – почтительно осведомился Кушчи.

- Увы, мой испытанный друг! – вздохнул Улугбек. – Если события потекут по неблагоприятному руслу, то нам обоим придется покинуть Самарканд навсегда. При таком исходе мы так и не сможем воспользоваться спрятанными книгами в течение оставшейся нам земной жизни. А ведь мы сами еще полны сил и желания продвинуться в наших научных занятиях. Поэтому самые ценные и полезные рукописи ты, мой верный Кушчи, должен тайно вывезти из Самарканда в нескольких сундуках. На небольшой караван никто не обратит внимание. Двигаться будешь в сторону Кеша, к поселку Ташкурган. В трех днях пути от него, в горах, есть пещера, в которой еще мой дед скрывался от врагов во времена своей молодости. Он много рассказывал мне о ней. Пещера весьма обширна. В ней несколько залов, которые тянутся один за другим, уходя вглубь горной гряды. Я дам тебе надежного проводника, который знает дорогу и умеет молчать.

- Я всё исполню в точности, мой благородный повелитель! – Кушчи прижал руку к сердцу.

- Не называй меня так, - покачал головой Улугбек. – Мы с тобой оба служим науке. Она - наша царица и повелительница. Но выслушай мой план до конца. Спрятав книги в пещере, ты, Кушчи, отправишься в Герат, где будешь ждать весточки от меня… - Улугбек задумался. – Возможно, я приеду в Герат сам. Но уже не как правитель Самарканда, а как простой смертный.

- Что ты задумал, о эмир! – воскликнул Кушчи.

- Скоро ты всё узнаешь, мой верный друг, - ответил Улугбек. – В Герате мы дождемся благоприятного часа, когда смута уляжется, заберем сундуки из пещеры и отправимся в Константинополь, где откроем новую научную школу…

- И последнее, - с этими словами Улугбек протянул собеседнику том в плотном кожаном переплете. – На полях этой греческой книги я записал в аллегорической форме указания, которые в будущем помогут найти тайник в подземелье дворца. Со своей стороны, ты, Кушчи, спрятав сундуки с книгами в пещере, также сделай подобную надпись в этой же книге, а саму книгу всегда держи в надежном месте. Нельзя полагаться только н а память! Да и мало ли что может случиться с нами! Но библиотека не должна пропасть! Если уж нам не суждено более воспользоваться заключенной в ней мудростью, то пускай ее духовными богатствами овладевают наши потомки, которые, надеюсь, будут разумнее нас. Береги эту книгу, мой друг! Она станет ключом к двум тайникам – одному в Самарканде, второму – в горной пещере!

- Позволь спросить, почему выбрана греческая книга? – осведомился Кушчи. – В наших краях этот язык знают немногие.

- Именно по этой причине я выбрал греческий текст, - пояснил Улугбек. – Твои личные вещи, Кушчи, в Герате могут тайно обыскать. Среди сыщиков встречаются грамотные люди, умеющие читать по-персидски и по-арабски. Но сомневаюсь, чтобы кто-либо из них понимал по-гречески. Значит, наша тайна будет сохранена даже после тайного обыска.

Со слезами на глазах Кушчи бережно принял книгу и завернул ее в шелковый платок.

Ученые простились друг с другом.

Через несколько дней маленький караван покинул Самарканд, направляясь в сторону Кеша.

НАЕМНЫЙ УБИЙЦА

Между тем, события в Самарканде развивались по худшему из возможных сценариев.

В начале октябре 1449 года между Улугбеком и его сыном Абдулатифом произошла ссора, закончившаяся вооруженным столкновением их сторонников. В этом сражении Улугбек проиграл и вынужден был бежать на север.

По одной из версий, местный правитель арестовал его и выдал Абдулатифу. Согласно другой версии, Улугбек вернулся в Самарканд сам. Здесь Улугбек, не желавший кровопролития, тем более, смертельной схватки с собственным сыном, публично отказался от власти, попросив разрешения совершить хадж в Мекку. В этот период даже противники Улугбека рассматривали его не как пленника, а как правителя, добровольно сложившего свои полномочия.

Улугбек отправился в путь в сопровождении четырех всадников. Двигались в сторону Кеша. Несомненно, Улугбек имел намерение сначала добраться до Герата и встретиться там с ожидавшим его Кушчи. Во всяком случае, для новых властей Самарканда Улугбек был совершенно не опасен, поскольку не имел ни желания включаться в новые дворцовые интриги, ни влиятельных сторонников, на содействие которых мог бы положиться.

Тем не менее, Абдулатиф решил подстраховаться.

Вскоре Улугбека и его спутников нагнал гонец, вручивший предписание заехать в соседний кишлак на ночлег. Там Улугбека уже поджидал подосланный Абдулатифом профессиональный убийца Аббас. Ночью Аббас и его подручные напали на ученого, затем выволокли его, связанного, во двор, где мечом отсекли ему голову.

Это произошло 25 октября 1449 года. Улугбеку шел 56-й год.

ГРЕЧЕСКАЯ КНИГА

Кушчи в точности выполнил указания Улугбека.

Но, остановившись в Герате, он напрасно ждал весточки от ученого-правителя.

Зато вскоре до Герата докатились слухи о страшной смерти Улугбека. Следом начали появляться беженцы, в том числе, из ученого сословия, которые рассказали, что обсерватория разрушена, библиотека сожжена толпой фанатиков. Затем по Герату распространились слухи, будто в город проникли шпионы Абдулатифа, имевшие задание убить некоторых противников нового правителя Самарканда. Одним из объектов покушения вполне мог стать и Кушчи.

Ученый принялся хлопотать о выезде в Константинополь, но власти по неизвестной причине не давали разрешения, и это усиливало беспокойство Кушчи.

Встретив однажды на базаре знакомого караванщика, который как раз собирался в Малую Азию, Кушчи договорился, что отправит с ним в Константинополь на хранение свои личные вещи, к которым он после некоторого колебания присоединил и ту самую греческую книгу. Кушчи всё же надеялся, что вот-вот он получит разрешение на выезд и отправится вслед каравану налегке.

Но ожидание затягивалось, между тем как на берегах Босфора снова вспыхнула война, в результате которой турки овладели Константинополем и переименовали его в Стамбул, сделав своей столицей.

По некоторым сведениям, Кушчи оказался в Стамбуле лишь через двадцать лет.

Приняли его, известного ученого, с большим почетом. Он стал профессором, затем ректором первого турецкого университета. С собой Кушчи привез основные рукописи Улугбека, в том числе “Новые астрономические таблицы”, которые были изданы и приобрели всемирную известность. Именно благодаря Кушчи Европа познакомилась с трудами Улугбека и признала в нем выдающегося ученого.

Но вот какая беда – следы знакомого караванщика, а вместе с ним и греческой книги, были утеряны, хотя все эти годы Кушчи не прекращал поиска. Наконец, удалось выяснить, что караван был разграблен в пути, многие купцы и погонщики погибли. Однако товары, которые вез караван, позднее всё же появились на константинопольских рынках.

И вот Кушчи удалось найти книготорговца, который хорошо помнил, как некий человек, с виду воин, принес ему старую греческую книгу в кожаном переплете. Эту книгу вскоре купил служитель библиотеки из дворца последнего византийского императора Константина ХI Палеолога.

А затем был штурм города, император погиб при обороне, во дворце был сильный пожар… Очевидно, книга сгорела.

До конца своих дней, а он умер в 1474 году, Кушчи был уверен, что ключ к тайникам утерян навсегда. Про секретное помещение под дворцом он вообще ничего не знал, да и путь в Самарканд был для него отрезан. А дорогу к горной пещере, где он спрятал сундуки с наиболее ценными книгами, старый ученый восстановить по памяти попросту не мог.

МОСКОВСКАЯ НИТОЧКА

Но это еще не конец нашей истории.

Как известно, в 1472 году в Россию прибыла племянница последнего византийского императора Константина ХI Зоя Палеолог, получившая в Москве имя Софья. Она стала женой великого князя Ивана Ш. Софья приехала из Рима, где она получила воспитание при дворе папы римского. С собой она привезла в качестве приданого, помимо других ценностей, часть библиотеки, вывезенной из Константинополя накануне штурма города. Вполне реально допустить, что в этой коллекции была и та самая греческая книга с отметками на полях, сделанными рукой сначала Улугбека, затем Кушчи.

Книги, привезенные Софьей, стали основой библиотеки, получившей позднее название “Либерия Ивана Грозного”. Известно, что первый московский царь перед своей смертью по какой-то причине спрятал библиотеку так тщательно, что найти ее не могут до сих пор.

Однако поиски продолжаются. И, быть может, они всё же увенчаются успехом.

Важно подчеркнуть, что обнаружение “либерии” может дать ключ и к находке библиотеки Улугбека, если, конечно, греческая книга находится в московском собрании. Но вероятность такого варианта весьма высока.

Это стало бы мировой сенсацией…

* * *

Заказчик убийства Улугбека Абдулатиф недолго наслаждался властью. Став объектом всеобщего презрения, он всего через пять с половиной месяцев пал жертвой заговора, также лишившись головы.

По преданию, его голова с выжженным на лбу клеймом “отцеубийца” некоторое время висела на воротах медресе Улугбека.

Останки Улугбека были похоронены в Самарканде в мавзолее Гур-Эмир рядом с гробницами его деда Тимура и отца Шахруха.

В июне 1941 года экспедиция Академии наук вскрыла все эти захоронения. Череп Улугбека действительно был отделен от скелета, причем характер среза указывал на то, что острый меч отделил голову от туловища одним ударом.

А вот загадка библиотеки Улугбека по-прежнему остается одной из наиболее жгучих тайн Востока.

Больше интересных статей здесь: Космос.

Источник статьи: Библиотека государя-астронома.

Поделись!



Закрыть ☒