"Это даже при самых скромных подсчетах сокращало объем работ, примерно, в десять раз", – в этой фразе из статьи начала 1942 года скрывается одна из причин успешного разгрома гитлеровской Германии. А у истоков этого революционного прорыва стоял уроженец Вичуги...

Итак, речь пойдет о Константине Михайловиче Звереве, мастере-литейщике Уралмашзавода.

Зверев Константин Михайлович.

Часть 1. «Начну вас громить как преступников» (Сталин).

1 июля 1941 г. Уралмашзаводу поставлено задание – производство бронекорпусов для тяжелого танка КВ. Для завода это дело было новое. В то время считалось, что башню танка можно делать только из проката, сваривая листы броневого металла. Это было очень трудоемкое дело, к тому же требующее высококлассных сварщиков. Но сварщиков не хватало, прокат с Магнитки поступал в недостаточном количестве, не хватало производственных площадей. Всё это привело к срыву задания. К середине сентября вместо 60 бронекорпусов по плану было сделано всего около двадцати… Это привело Сталина в гнев.

"Свердловск. Уралмашзавод. Директору завода Музрукову, главному инженеру Рыжкову. Прошу Вас честно и в срок выполнять заказы по поставке корпусов для танка KB Челябинскому танковому заводу. Сейчас я прошу и надеюсь, что вы выполните долг перед Родиной. Через несколько дней вы окажетесь нарушителями своего долга перед Родиной, начну вас громить как преступников, пренебрегающих честью и интересами своей Родины. Нельзя терпеть, чтобы наши войска страдали на фронте от недостатка танков, а вы в далеком тылу прохлаждались и бездельничали. И. СТАЛИН".

По воспоминаниям жены Музрукова, директор завода «приготовился к самому худшему», но всё же взял себя в руки и созвал экстренное совещание, чтобы обсудить, что делать. Кроме того, на Уралмаш прибыл сам нарком танковой промышленности Малышев, назначенный всего несколько дней назад (11 сентября 1941 г.).

Часть 2. Старший мастер Зверев: от экспериментов к массовому производству.

Что было дальше, ясно из цитат, приведенных ниже.

Из книги «Неизвестный Уралмаш. История и судьбы» (2003):

«Эксперименты с литыми башнями начались в августе, но первые изделия оказались с глубокими трещинами. Скептики торжествовали. Но новаторов поддержал директор завода Б.Г. Музруков и даже сам В.А. Малышев. 19 сентября 1941 г. он объявил благодарность и премировал двухнедельным окладом Ю.П. Шкабатуру, К.М. Зверева и И.С. Кватера «за проявленную инициативу». Эксперименты продолжили, причины брака вскоре выявили.

И вот цель достигнута, технология отработана, башни можно отливать одну за другой. Последнее слово должна сказать военная приемка: литые башни подверглись обстрелу на заводском полигоне «Красное», и результаты были очень хорошими. Вес литых башен оказался даже меньше сварных. И в ноябре они пошли потоком. Разгрузился бронекорпусной цех, высвободились станки, на которых следовало обрабатывать сварные башни, сократился расход дефицитного металла. Самое главное – в ноябре-декабре 1941 г. Уралмашу удалось ликвидировать отставание от графика».

А вот как описывает события в своих воспоминаниях директор Уралмаша Б. Г. Музруков:

«Литейщик и инженер, товарищи Шкабатура и Зверев, и еще два товарища (Д. Бодягин и И. Кватер) предложили вариант литой башни. Отливалась она в кокиль, тогда оставалась только одна работа - расточка башенных оснований, все остальное получалось без обработки. Когда мы такую башню отлили, мы ее повезли на полигон - поскольку мы еще пушками занимались, у нас был свой артиллерийский полигон. Испытали эту башню. Она выдержала все испытания. В первые дни войны приехал к нам нарком тяжелой промышленности Казаков, бывший директор Ижорского завода. Я ему докладываю, что нужно переходить на отливку башни, иначе мы программу сорвем. Он говорит: не выдумывай, мы пробовали, ничего у нас не вышло, и вам я запрещаю это делать. Ну, запрещаю - не запрещаю, а спрос-то ведь с меня. Я дал команду башни делать. В это время приезжает товарищ Малышев, новый наш нарком. Я ему доложил этот вопрос, и он немедленно утвердил производство башни методом отливки в кокиль».

Из статьи Рудольфа Грашина «Превосходство в танках обеспечила литая броня Уралмаша» (2015):

«В то время считалось, что танк можно делать только из проката, сваривая листы броневого металла. На Уралмаше специалисты выдвинули революционную идею делать башню литой. Ранее этот метод изготовления бронекорпусов в танкостроении не применяли из-за того, что литая броня получалась рыхлой и непрочной. Но уральцы на свой страх и риск решили усовершенствовать технологию плавки и литья.

— Умные головы сочли, что надо задействовать металлургию. Она давала большие возможности для наращивания выпуска продукции. А литейщики у нас были классные, можно сказать лучшие в стране — мастер сталефасонного цеха Константин Михайлович Зверев, заместитель главного металлурга Юрий Павлович Шкабатура. Это была их идея. Её поддержали главный металлург Ижорского завода, приехавший к нам на Уралмаш, Дмитрий Яковлевич Бадягин, специалист по броне Иосиф Соломонович Кватер, — рассказывал научный сотрудник музея истории Уралмашзавода Сергей Агеев. — И эта идея полностью себя оправдала, башни пошли потоком».

Танк КВ с литой башней производства УЗТМ в центре Москвы. Январь 1942 г.

Часть 3. О Звереве в прессе 1941-1942 гг.

Выше цитировались материалы, написанные после войны и в последнее время. А теперь посмотрим, что писали газеты о нашем герое в годы войны.

В газете «Правда» от 25 декабря 1941 года под рубрикой «Обзор печати» появилась заметка «На заводе, где делают танки», в которой приведены цитаты из заводской газеты Уралмашзавода. Вот что написано о Звереве:

«Тов. Зверев показал исключительные образцы творческой инициативы… Он придумал много приспособлений, ускоряющих процесс отливки, и в результате то, что раньше осваивалось многие месяцы, сделано в две недели».

Из статьи в газете «Уральский рабочий» от 13 февраля 1942 г.:

«Этот беспокойный человек всегда замышляет что-то новое, всегда ищет новых путей, умеет вовремя подхватить творческую мысль другого и загорается ею, как своей собственной».

«Сделаем литую конструкцию, — подтвердил Зверев, и тут же внес одно очень ценное предложение, которое значительно ускоряло процесс создания нужной части машины».

«Создание первых литых конструкций было подлинным торжеством в цехе и на заводе. Народный комиссар высоко оценил настойчивость, инициативу и мастерство командиров производства и премировал Колчина [старого начальника цеха], Бояршинова [парторга] и Зверева и нового начальника цеха тов. Пекаревича ценными подарками».

Часть 4. Революция в танкостроении.

Подведем некоторые итоги.

Первые попытки создания литых башен были ещё до войны, в 1940 году на Ижорском заводе. Но качество литых башен заметно уступало сварным конструкциям, и проект был закрыт как неудачный.

Когда 1 июля 1941 года Уралмаш получил задание правительства о производстве бронекорпусов для тяжелого танка КВ, то к августу месяцу стало ясно, что выполнить задание было практически невозможно. На Уралмаш поступало недостаточное количество проката из броневой стали, не хватало квалифицированных сварщиков, а после возникла еще проблема с дефицитом ацетилена (поставки прекратились, так как немцы захватили территорию, где добывалось сырье для его получения), т.е. даже имеющийся прокат вскоре невозможно бы стало разрезать…

В этих условиях директор Уралмаша и принял решение начать эксперименты по созданию литых башен, несмотря на запрет тогдашнего наркома. Можно предположить, судя по характеристике, данной мастеру Звереву, это была, скорее всего, его инициатива.

Первая отливка была неудачной, но рационализаторская мысль не стояла на месте. И когда ударил гром, – пришла гневная телеграмма Сталина, – стало ясно, что спасти директора от трибунала, а Уралмаш от провала задания, могла именно эта соломинка – литые бронекорпуса. Прибывший вскоре на Уралмаш новый нарком поддержал эту инициативу.

О важности этой инициативы говорит такой факт: 17 сентября пришла телеграмма Сталина, а 19 сентября мастер Зверев с двумя инженерами был премирован наркомом двухнедельным окладом «за проявленную инициативу».

Поощрения были и позже: ценные подарки от наркома, инженеры в 1943 году получили Сталинскую премию, а сам Константин Зверев в июне 1942 года был награжден орденом Красной Звезды.

Как упомянуто в предисловии, литые башни сокращали объем работ в 10 раз. Это было сказано в феврале 1942 года. Группа современных историков в своей книге «Танковый прорыв. Советские танки в боях 1937—1942 гг.» (2017) также подтвердили, что «литые башни имели на порядок меньшую трудоемкость в производстве».

Это было одной из причин резкого увеличения количества произведенных танков. Так уже в 1942 году СССР произвел танков в 4 раза больше, чем Германия. А в 1943 году в два раза. Германия же так и не освоила производство литых башен и до конца войны сваривала их вручную.

Часть 5. Факты биографии Константина Зверева.

Что ещё известно о Константине Михайловиче Звереве? Если в 1941 году Зверев на Уралмаше был старшим мастером, то в 1943 г. уже был зам. начальника сталелитейного цеха, а в 1956 году значился старшим инженером-литейщиком.

Интересные факты о его биографии удалось найти в книге С.И. Ривкина «Литье на Ижорских заводах», СПб, 2007. Вот что там написано о Константине Михайловиче Звереве:

«Родился в 1907 г. в Ивановской области (город Вичуга). В 1940 г. окончил Свердловский металлургический техникум по специальности «литейное производство черных металлов». Работал на Уральском заводе тяжелого машиностроения (УЗТМ). В 1962 г. Зверев, чей стаж насчитывал 40 лет, был приглашен на Ижорский завод, где занял должность начальника строящегося фасонно-сталелитейного цеха. В 1963 г. переводится в отдел главного металлурга на должность заместителя главного металлурга по литейному производству и занимается организацией Отдела литейной технологии (ОЛТ). До выхода на пенсию в 1969 г. Константин Михайлович возглавлял ОЛТ.

Зверев К.М.

Человек большого личного обаяния, пользующийся заслуженным авторитетом при разрешении сложнейших вопросов литейной технологии, он в сравнительно короткий срок создал квалифицированную команду технологов-литейщиков, которые много и плодотворно трудились, осваивая виды литейной продукции, закладывая новые и развивая старые традиции ижорских мастеров. В этой команде было немало молодых людей, которые получили путевку в жизнь и сами посвятили ее нелегкому, но интересному литейному делу именно благодаря доброжелательному отношению к начинающим специалистам, которое в полной мере было свойственно К.М. Звереву».

Цех, который строился под началом Зверева, сначала предназначался для крупногабаритных отливок (ковшей и прочего) при производстве карьерных экскаваторов. К концу 1960-х годов, т.е. ещё при руководстве Зверева в Отделе литейных технологий, была создана технология изготовления отливок для энергомашиностроения, в частности – для гидравлических турбин. Ижорский завод стал крупнейшим поставщиком данного вида продукции. Она поставлялась не только на отечественные гидроэлектростанции, но и на зарубежные (в такие страны, как Сирия, Аргентина, Канада, Бразилия, Мексика, Китай, Индия, Франция).

В настоящее время детище Константина Зверева («Литейное производство») является филиалом компании «ИЗ-КАРТЭКС» («Ижорские заводы – Карьерные тяжелые экскаваторы»), которая вместе с Уралмашзаводом входит в одну промышленную группу УЗТМ-КАРТЭКС.

После ухода на пенсию Константин Зверев, видимо, вернулся в Свердловск. В интернете встретилось надгробие на Широкореченском кладбище Екатеринбурга, на котором написано: «Зверев Константин Михайлович (3.06.1907 – 3.12.1984)».

Скорее всего, это могила нашего героя. Указанный день рождения всего на пару дней отличается от правильной даты, которая зафиксирована в метрической книге Петропавловской церкви села Тезино (такие ошибки часто встречаются для родившихся до 1917 года).

Согласно записи метрической книги, Константин родился 19 мая (1 июня) 1907 года. Отец костромской мещанин Михаил Феофилактович Зверев, мать Ольга Дмитриева, урожденная Щепетильникова, из мещан г. Луха. Крестными были: Костромской потомственный дворянин Василий Андреевич Китаев и лухская мещанка Мария Дмитриевна Толмазова.

Часть 6. Вичугские родные Константина Зверева.

Отец Константина, Михаил Зверев, стал жить в Тезино где-то в самом конце 19 века, так как все дети с 1898 по 1916 годы были крещены (а, соответственно, и родились) в Тезино. Возможно, он приехал из Костромы работать на фабрику Кокорева как специалист (мастер) или начальник (приказчик) какого-нибудь уровня.

Михаил Зверев был женат дважды. Первая жена – Антонина Ивановна, в 1902 году в возрасте 37 лет умерла в Тезино от чахотки. Двое детей от первой жены родились уже в селе Тезино: Анна в 1898 году и Татьяна в 1900 году (Татьяна умерла в этот же год). Про остальных детей от первой жены (это Иван, Варвара и Мария) не известны ни годы рождения, ни дальнейшая судьба. Скорее всего, они родились ещё в Костроме…

От второй жены, Ольги Дмитриевны, с 1903 по 1916 гг. родилось, вместе с Константином, семеро детей: Николай (1903 г.р.), Зоя (1905 г.р.), Константин (1907 г.р.), Василий (1909 г.р.), Варвара (1911 г.р.), Лидия (1914 г.р.), Елена (1916 г.р.). Все они родились и были крещены в Тезино. Зоя умерла во младенчестве, в 1906 г.

Кроме Константина, дополнительные сведения обнаружены лишь про младшего брата Василия. Он родился 26 января (8 февраля) 1909 года. Во время Великой Отечественной войны в звании младшего сержанта он служил в 57-й стационарной авиамастерской 6-й воздушной армии в должности столяра-бригадира. К октябрю 1943 года его бригада отремонтировала около 50 самолетов деревянных конструкций (ЛАГГ-3, Як-1, Ил-16, Миг-3, Ил-2).

Кроме того, В. Зверевым «много изготовлено моделей для литья запчастей к автомашинам и самолетам» (что очень перекликается с деятельностью старшего брата Константина).

Зверев Василий Михайлович.

2 декабря 1943 года Василий Зверев награжден медалью «За боевые заслуги», в 1985 году – юбилейным орденом Отечественной войны II степени. Умер 29 марта 1987 года.

Заключение.

В этой статье было показано, как уроженец Вичуги оказался одним из инициаторов революционного прорыва в производстве танков. В результате, СССР стал производить танков больше, чем Германия, особенно в ключевые 1942-1943 года.

Трудно представить, что было бы, если бы танков не хватило при контрнаступлении под Сталинградом, и армия Паулюса вырвалась из котла. Или в Курской битве в танковом сражении под Прохоровкой. Остановить немецкие «тигры» и «пантеры» удалось только благодаря тому, что против них был выставлен мощный танковый заслон из 800 танков (при этом, с нашей стороны потеряно более 300 танков против 70 немецких). А если бы немцам удалось затянуть войну хотя бы ещё на полгода, то они вполне могли бы успеть сделать атомную бомбу…

Но этого не произошло, в том числе, благодаря таланту и инициативе вичугского уроженца Константина Михайловича Зверева!..

И под конец ещё одна цитата из статьи «Великий технологический подвиг», опубликованной в 2013 году в газете «Промышленный еженедельник»:

«Теперь многие историки недоумевают: «Советский Союз изготавливал в разы больше танков, чем Германия со своими сателлитами, а катаной брони советское танкостроение потребляло меньше! Как же так?». И невдомек кое-кому, что литая броня обеспечивала не только экономию очень дефицитного проката, но и резко снижала трудоемкость изготовления боевых машин, их себестоимость. Что и обеспечило превосходство советской танковой промышленности по количеству и качеству выпускаемой боевой техники».

#танкостроение #промышленная революция #уралмашзавод #танки #1941 #металлургия #великая отечественная война #вичуга #уроженец #победа

Больше интересных статей здесь: История.

Источник статьи: Революция в танкостроении и литейщик родом из Вичуги.


Закрыть ☒