Автор, ты че, дурак? Самоходка – это ж артиллерия, а танк – это танк. Они вообще никак не пересекаются. Ну, ладно, автор дурак, но вместе с автором есть еще куча других дураков в Красной армии и Вермахте, которые применяли САУ и танки вместе, рассуждали об этом, проводили тесты и писали отчеты. После выпуска моей прошлой заметки об этом, где я рассмотрел недостатки таких САУ как штурмовые орудия и истребители танков в сравнении с танками, мне, разумеется, высказали, что я все это придумал. Ну там, я штатский, ничего не понимаю, и вообще САУ вместо танка использовать нельзя, и никто так никогда не делал, и вообще так делают только невежды. Давайте же разберемся, как с этим реально обстояли дела в Вермахте, немножко затронем и РККА.

В конце войны замена танка самоходкой была не такой уж и редкостью

Разумеется, речь будет идти не о САУ в принципе, а в основном о выше названных их классах – штурмовых орудиях и истребителях танков. В чем же их отличие? Почему их теоретически можно использовать вместо танков? Дело в том, что они во многом на танки похожи. В первую очередь тем, что у них нередко имеется сравнимое с танком бронирование. В отличие от сугубо «артиллерийских» машин, защищенных только от пуль и осколков. Сравните – основные немецкие танки периода 1943 – 45 гг. имели лобовую защиту 50 - 80 мм и бортовую защиту 30 мм, если мы говорим о Pz.IV. А ведь именно эти танки в первую очередь подразумевалось «заменить» самоходками. Какую же защиту имеет штурмовое орудие StuG III? Лоб 80 мм, борт 30 мм. Истребитель танков на базе Pz.IV защищен еще чуть лучше. Близки они и по вооружению – 75-мм пушка на них имеет ту же баллистику, что и на танке, и стреляет теми же снарядами. Более того, летом 44-го года на истребитель танков сумели поставить длинноствольную пушку, сравнимую с орудием Пантеры. Наконец, в отличие от «артиллерийских» машин, эти самоходки, равно как и танки, предназначены в первую очередь для настильной стрельбы с открытых позиций на дистанции прямой видимости. При этом StuG и Jg.Pz. IV еще и ниже «четверки», легче, и по мнению многих проще в производстве. Хотя вариант Jg.Pz с 70-калиберной пушкой и усиленным лбом выходил уже тяжелее обычного танка.

Истребитель танков с 80 мм лобовой броней и пушкой длиной 70 калибров был уже тяжеловат для своей ходовой части

Все эти достоинства, а также явная нехватка танков, заставили немцев искать выходы в замене части танков на штурмовые орудия. Давайте рассмотрим, как это происходило в ретроспективе. Наверное, одним из первых соединений, в котором наличие танков и штурмовых орудий решили совместить хотя бы на дивизионном уровне, будет дивизия «Великая Германия». Летом 1942-го года она имела батальон танков и батальон штурмовых орудий. Имелись также штурмовые орудия в дополнение к танкам в дивизиях СС Лейбштандарт и Викинг. Однако организационно это еще не были штурмовые орудия «вместо» танков – они не были частью танкового полка. Некоторые дивизии в процессе сражений 1942-го года также взаимодействовали со штурмовыми орудиями из отдельных дивизионов. С одной стороны, штурмовые орудия в этот период времени были особенно полезны, так как могли быть носителями длинноствольных 75-мм пушек. Для танков в те времена намного более характерной была 50-мм пушка, более слабая и в противотанковом отношении, и в отношении могущества осколочно-фугасных снарядов. Вермахт получил опыт массированного использования новых длинноствольных штурмовых орудий и опыт был положительный. В начале 1943-го на фронт прибыли дивизии СС Лейбштандарт, Рейх и Мертвая голова, оснащенные полноценным танковым полком, и в дополнение к нему еще и батальоном штурмовых орудий. Однако организационно штурмовые орудия в танковый полк опять не входили.

Вплоть до начала лета 1943-го типичным вооружением немецкого танка была 50-мм пушка

Пока что мы видим, что штурмовые орудия в основном дополняют танки, и не наблюдается попыток замены. Однако не всё так просто. 15.07.1943-го выходит первый номер Nachrichtenblatt der Panzertruppen за авторством генерал-инспектора танковых войск Гудериана. В котором он поясняет разницу между подразделениями штурмовых орудий и танков. По всей видимости, по опыту применения длинноствольных штурмовых орудий некоторыми офицерами был сделан вывод об их большей в сравнении с танками эффективности. Гудериан напрямую говорит об этом в Nachrichtenblatt, приводя пример некоей танковой дивизии (номер он не сообщает), которая в своем отчете докладывает, что танки в будущем должны быть заменены штурмовыми орудиями. Генерал-инспектор сообщает, что вывод этот неправильный, и объясняет его появление тем, что успехи, достигнутые свежим и хорошо пополненным батальоном штурмовых орудий, дивизия сравнивает с результатами своего сильно потрепанного боями танкового подразделения. Логично, что свежая и хорошо оснащенная часть может выступить лучше, чем как следует потрепанная боями. Мы видим, что мысли о замене танков на самоходки обсуждаются, и звучат (пусть и как отрицательный пример) в документах генерал-инспектора танковых войск.

Лист из Nachrichtenblatt der Panzertruppen — первый абзац как раз про то, что одна дивизия пришла к неверным выводам

Что же в это время происходит с организацией танковых подразделений? В большинстве дивизий летом-осенью 1943-го года штурмовых орудий обычно нет вообще, либо они есть в «элитных частях» в виде батальона, не входящего в танковый полк. Одновременно с этим, после разгрома в Сталинграде, в Рейхе восстанавливаются (а по-хорошему создаются заново) 14-я, 16-я и 24-я танковые дивизии. Надо отметить, что Панцерваффе страдает от некоторой нехватки танков – производство Pz.III с началом 1943-го резко снизилось, а потом и вовсе сошло на нет, а Пантера, которая должна была его заменить, столкнулась со множеством проблем в производстве и доведении до боеготового состояния. В выпуске танков случился провал, и рост производства Pz.IV не мог его полностью компенсировать, особенно с учетом огромных потерь в начале 1943-го года. По всей видимости, эти соображения, а может быть и желание проверить саму возможность заменить танки на САУ, привели к тому, что 14-я, 16-я и 24-я дивизии формировались с «особым» штатом танкового полка. Этакий «танко-самоходный» вариант. В октябре 1943-го года на Восточный фронт прибывает 14-я и 24-я танковые дивизии. Обе дивизии имеют только по одному танко-самоходному батальону – батальон Пантер опаздывал с формированием. Танко-самоходные батальоны имели по две роты штурмовых орудий и две роты танков в танковом батальоне. Итого обе дивизии прибыли, имея по 49 Pz.IV и 44 StuG III каждая (не считая командирских и огнеметных машин). В декабре 43 прибыла 16-я тд, с более полным комплектом. Ее танковый полк имел в своем составе полный батальон танков Pz.IV и трехротный батальон штурмовых орудий, а всего 98 Pz.IV и 42 StuG III. Пусть вас не смущает разная численность батальонов – там большое отличие в количестве рот и их составе. Здесь обошлось без смешения танков с САУ внутри батальона. Батальон Пантер этой дивизии не задержался с формированием, а наоборот – воевал с октября 43-го без своей дивизии, и к ее появлению успел уже пообтрепаться. Впрочем, речь у нас не о Пантерах.

Разумеется, командование дивизий отправило отчеты по результатам боев осени-зимы 1943. Так, в одном из отчетов 24-й танковой дивизии было сказано, что самоходки ни при каких условиях не должны быть смешаны с танками в одном подразделении (по всей видимости, имелась ввиду рота). Напомню, в 24-й дивизии был смешанный танко-самоходный батальон. В качестве достоинств самоходок отмечался низкий силуэт. В качестве недостатков – отсутствие пулемета. Да, пулемет там формально есть, но его применение, в сравнении с танковым, сильно ограничено. Тем не менее, офицер допускал использование штурмовых орудий вместо половины танков танкового батальона.

Штурмовому орудию приходится постоянно доворачивать корпус, что приводит к повышенному износу тормозов и бортовых передач

Командир танкового полка 14-й танковой дивизии тоже написал свой отчет о действиях танко-самоходного полка. Там говорится, что за время боев с октября по декабрь 1943 штурмовые орудия применялись в четырех сценариях действий: атака в первой волне, фланговое прикрытие во второй волне, действия вместе с мотопехотой и действия в обороне. (Подробнее о волнах здесь). В случае действия в первой волне, единственным преимуществом САУ будет низкий силуэт – она представляет из себя меньшего размера цель. Недостатков же больше – танк может сохранять направление движения, используя башню для поражения целей слева и справа. Штурмовое орудие же должно каждый раз поворачиваться к противнику. Это задерживает поражение целей, и замедляет атаку подразделения. Особенно сложно это делать на тяжелом бездорожье после дождей (а дело было осенью). Постоянные подруливания изнашивают трансмиссию и особенно сильно – тормоза. В некоторых случаях на бездорожье при таких маневрах даже произошел сброс гусеницы. При атаках позиций пехоты, обычно насыщенных противотанковыми ружьями, недостаток защищенного броней пулемета ощущается особенно сильно. Щиток пулеметчика, который имеется на крыше штурмового орудия, не защищает от огня ПТР с фронта, и с флангов пулеметчик открыт даже для огня пехоты. При действиях во второй волне, в качестве прикрытия флангов, штурмовые орудия проигрывают танкам из-за необходимости наводиться на цель корпусом. Пока самоходки используются для огня со скрытых позиций, они работают хорошо, но как только требуется провести атаку для устранения угрозы флангу, все проблемы с отсутствием башни возвращаются. (Выдержки из отчетов в моем вольном переводе, источник: Thomas L. Jentz - Panzertruppen, Volume 2: The Complete Guide to the Creation Combat Employment of Germany’s Tank Force (1943 – 1945))

Есть и достоинства – штурмовые орудия отлично действуют вместе с пехотой, а также в обороне. Как итог, командир полка считает, что танк лучше самоходки, особенно в атаке. С одной стороны, некоторые недостатки могут быть не видны на первый взгляд, а с другой – может показаться, что сказаны очевидные вещи. Для меня же самым главным будет тот факт, что они вообще были сказаны.

Обратите внимание: WOT теперь разберем возможность подкрутки вТанках..

Многие до сих пор не могут поверить, что во время войны офицеры могли всерьез говорить о замене танков самоходками. А тут не только разговоры, тут еще и практическая проверка. Не прекращает говорить об этом и генерал-инспектор Гудериан. В письме Гитлеру от 19.10.1943 он затрагивает эту тему и сообщает о таком недостатке штурмовых орудий, как отсутствие башни кругового вращения и встроенного пулемета. Отмечает он и связанную с отсутствием башни медлительность САУ в атаке и зависимость от пехоты. Что же случилось дальше? Утихли разговоры о замене танков на САУ?

Фрагмент письма генерал-инспектора танковых войск Гудериана от 19.10.1943

Разумеется, нет. Весной 1944-го года на Восточный фронт прибывают 9-я и 10-я дивизии СС. Обе – с танко-самоходным батальоном. А дальше, в связи с потерями и постоянной потребностью в пополнениях, танко-самоходные батальоны появились во 2-й, 9-й, 116-й тд и 2-й тд СС «Рейх». А всего таких дивизий стало девять. В конце войны САУ уже можно было встретить где угодно и какие угодно. Более того, летом 1944-го года, в связи с появлением довольно удачной САУ Pz.Jg.IV на измененной базе Pz.IV, а затем и попыткой установить 70-калиберную пушку в рубке этой САУ на шасси обычного Pz.IV, пошла речь о полной замене этого танка. Мол, новые танки противников Германии уже стали слишком прочными для 75-мм пушки обычного Pz.IV. Это мнение имело под собой определенные основания, в особенности касательно ИС-2, с которым могли возникнуть сложности. Да и новый Т-34-85 огневую дуэль у «четверки» выигрывал. Шерман с длинноствольной пушкой не отставал. Однако танки воюют далеко не только с танками, и Гудериан это отлично понимал. Генерал-инспектор танковых войск решил бороться за танк.

Была собрана информация с фронтов об опыте использования танков и САУ StuG III, которая во многом повторила опыт 1943-го года. Тяжелые условия местности, необходимость доворачивать корпус для наведения орудия, и так далее. Добавился также опыт сражения в Нормандии, среди «бокажей», зарослей и на узких улочках. САУ испытывала в этих условиях особенно сильные затруднения – вообще не всегда было технически возможно повернуть корпус, а порой еще и не хватало высоты линии огня, чтобы стрелять поверх препятствий. Довольно широко известное достоинство «низкий силуэт» обернулось в этих боях недостатком. Все это, вместе с несколько «сглаженными углами» касательно новых танков у противника, было доложено фюреру. Результатом было временное решение продолжать выпуск Pz.IV в количестве 300 машин в месяц, а все, что свыше, переделывать в новые САУ Pz.IV/70 (A). Позже решение несколько раз пересматривалось, то в сторону увеличения выпуска новых САУ за счет танков, то опять в сторону уменьшения. Но танк продолжали производить. Полностью точка в этом вопросе была поставлена после получения фронтового опыта применения новых САУ. Выяснилось, что конструкция вышла неудачной (машина была очень сильно перетяжелена и ненадежна), вплоть до “nicht fronttauglich” (негодно для использования на фронте). 15-го января 1945-го года генерал-инспектор танковых войск подал предложение продолжать строить обычный Pz.IV. В итоге танк продолжал строиться до конца войны, как минимум в апреле 1945-го года он еще находился в производстве. По САУ, которую прочили ему на замену, в марте 1945-го в планах производства стоял 0.

Перевод документа с одним из решений по замене танков самоходкамиPz.IV/70(A). Вот на такой сарай хотели заменить танк Pz.IV. На фото машина подбита и захвачена американцами

Что интересно, в РККА, применительно к тяжелым танковым и самоходным полкам, оснащенным танками ИС и САУ ИСУ-122/152, в 1944-м году вообще не делалось особой разницы в применении. Документы о том, как правильно применять ТТПП и ТСАП (тяжелые танковые полки прорыва и тяжелые самоходно артиллерийские полки), по крайней мере те, что мне довелось читать, не подразумевали особой разницы в применении этих машин. Однако здесь ситуация в корне иная – если сравнивать с немецкой тактикой, Красная армия подразумевала использование этих машин (что тяжелых танков, что тяжелых САУ) в качестве машин поддержки – этаких САУ, стреляющих со «второй линии». В отличие от машин «первой линии» (или первой волны, если применять немецкие термины), которые действуют на острие удара более-менее самостоятельно. То есть здесь не САУ применяются в качестве танков, а тяжелые танки в качестве этакой более удобной разновидности САУ.

Указания по боевому применению гвардейских тяжелых танковых и самоходных артиллерийских полков 12.06.1944, номер документа 484120с

Отдельно я бы хотел сказать по поводу пулеметов. Это важное вооружение, про которое многие вообще забывают, считая каким-то придатком. Немецкие офицеры, как я увидел из документов и цитат отчетов, придавали большое значение этому вооружению, в особенности для той тактической роли, в рамках которой применялись танки. Наиболее удобным вариантом, по их мнению, был пулемет, спаренный с пушкой, в закрытой вращающейся башне. В чем же выгоды такого варианта? Собственно, он находится под броней, и для его использования не надо вылазить наружу. И стрельба, и перезарядка, и устранение задержек проводятся под защитой довольно прочной брони танковой башни. При этом пулеметом можно пользоваться в секторе 360 градусов. Еще одним важным качеством такого пулемета является то, что для стрельбы из него не нужно отвлекать заряжающего (как в случае с пулеметом за щитком на крыше САУ). Стрельбу ведет наводчик – специальный человек, который в боевой машине находится именно для стрельбы из орудия и пулемета. Кто-то может сказать, что наводчик в этот момент отвлекается от стрельбы из пушки, но не стоит думать, что он жарит из пушки во все, что видит, по готовности. Цели ему назначает командир, кроме экстренных и отдельных случаев, да и боекомплект к орудию не так уж и велик. В любом случае, если отвлекать заряжающего на стрельбу из пулемета, то и наводчик не сможет вести огонь из пушки – заряжать-то ее будет некому. А так все заняты своим делом – наводчик стреляет, заряжающий заряжает.

Установка пулемета со щитком

Но есть и еще одна важная особенность. После того, как в 1944-м году на некоторых самоходках появились дистанционные пулеметные установки, могло показаться, что это отличный заменитель пулемета в башне. Однако есть недостатки и у такого решения. Для начала заряжать пулемет нужно все-таки снаружи. Конечно, для этого не нужно так сильно высовываться из-под брони, как это было раньше для пулемета за щитком, но все же. При этом пулемет, судя по фото, использует 50-патронные короба для ленты, которые можно довольно быстро израсходовать. Во-вторых – стреляет-то все равно заряжающий. А значит он не может в этот момент заряжать орудие. Но есть еще один нюанс, о котором, почему-то никто не говорит. Это прицел. Перископический прицел дистанционной пулеметной установки обладал очень маленьким полем зрения – 8*. Я не уверен, что с таким полем зрения можно вообще адекватно реагировать на обстановку, и ориентироваться в ней, тем более в движущейся машине. Давайте сравним это с прицелом в шаровой установке пулемета у стрелка-радиста танка. Про нее порой высказываются мнения, что в нее ничего не было видно по причине узкого сектора обзора (да, про немцев так тоже говорят). Однако там целых 18*. Может быть это не очень много, но сильно больше, чем 8. Теперь сравним это все с танковым прицелом наводчика. На Pz.IV поле зрения прицела – 25*, а у Пантеры на малом увеличении аж 28*. Соответственно у наводчика танка намного больше шансов быстро увидеть цель, либо самостоятельно, либо по указанию командира.

На крыше Хетцера видна дистанционно управляемая (из под брони) пулеметная установка

Таким образом, мы видим, что мнения о возможности, и даже необходимости замены танка на штурмовое орудие (или истребитель танков) обсуждалась среди немецких офицеров, в том числе высшего звена, попытки это сделать неоднократно предпринимались, причем достаточно массовые, был получен опыт, который был затем рассмотрен руководством вооруженных сил в лице генерал-инспектора танковых войск и даже руководителя государства. Однако раз за разом выходило, что танк в применении значительно удобнее, как по причине наличия вращающеся башни, так и по причине наличия в ней защищенного броней и оснащенного нормальным прицелом пулемета. Тем не менее, острая нужда в технике постоянно заставляла заменять часть танков на самоходные орудия в тех или иных дивизиях, и к концу войны эта тенденция только усилилась.

Данный материал написан в том числе с целью создания негативного отношения к идеологии нацизма. Автор осуждает нацизм, преступную политику нацистов и методы, которыми они пользовались, и не ставит целью их пропаганду и оправдание. Также материал имеет целью прославление Красной Армии и ее Победы над Вермахтом. В материале могут рассматриваться история и военное дело, в том числе инструменты и методы, с помощью которых гитлеровцы пытались достичь своих преступных целей. Однако, какими бы ни были эти инструменты и методы, автор напоминает, что победила Красная Армия, при поддержке Союзников по Антигитлеровской Коалиции.

Илинич Виталий.

https://vk.com/fretless.plague. Личная страничка автора.

https://vk.com/logicofwar. Мой авторский паблик по истории и военному делу. В нем вы найдете эту и многие другие мои статьи.

https://vk.com/catx2. Коллективный исторический паблик авторов. Там есть всё.

Поддержать автора добровольным пожертвованием:

Карта Сбера — 4274 3200 4894 6258

Больше интересных статей здесь: История.

Источник статьи: Можно ли заменить танк самоходкой?.