Продолжение. Предыдущую часть публикации можно прочесть ЗДЕСЬ.

В 5:35 утра 10 мая 1940 года передовые части Вермахта начали вторжение на территорию Голландии, Бельгии и Люксембурга. Не вдаваясь в тактические и оперативные подробности, можно смело сделать вывод о том, что тщательно спланированный и грамотно реализованный на практике блицкриг, предопределил итоговую победу Германии на десятый боевых действий.

Уже 12 мая ударные части 19-го немецкого моторизованного корпуса (командир – генерал танковых войск Г. Гудериан) успешно преодолели Арденны, форсировали Маас и захватили Седан. 13 мая передовые подразделения 41-го моторизованного корпуса (командир – генерал-лейтенант Г. Рейнгардт) форсировали реку Маас. 14 мая семь немецких танковых и моторизованных дивизий переправились через Маас. В то же день 9-я немецкая танковая дивизия захватила город Берген-оп-Зон, отрезав армии Голландии от союзников.

Западная кампания. Общий ход боевых действий с 10 по 31 мая 1940 года.

В боях 13-15 мая танки Гудериана взломали на своём участке оборону «линии Мажино» и начали наступление к побережью пролива Ла-Манш. 16-й моторизованный корпус (командир – генерал кавалерии Э. Гёпнер), минуя Льеж, вышел в район севернее Намюра. 13 мая под Жамблу ударные части Гёпнера разбили две французские лёгкие механизированные дивизии, отбросив их к оборонительным позициям на реке Диль. В ночь на 14 мая немецкие инженерные части восстановили разрушенные мосты и навели несколько новых мостов, по которым переправу начали механизированные части.

14 мая голландское командование решило начать переговоры о капитуляции ввиду безнадёжного положения своих обороняющихся частей и бомбардировок нидерландских городов. В тот же день в 21.30 германское командование приняло капитуляцию Голландии. Тем временем 6-я немецкая армия переправилась через Маас и вышла к реке Диль.

В полосе группы армий «А» германским войскам так же сопутствовал успех. Части 4-й армии и 15-го моторизованного корпуса (командир – генерал танковых войск Г. Гот) прорвали позиции бельгийской кавалерии и арденнских егерей на границе, затем на реке Урт. Рано утром 13 мая авангарды танковых соединений достигли Мааса; разбитые бельгийцы отступили в район между Намюром и Льежем. 14 мая германские танки и пехота форсировали Маас, отбросив французов и бельгийцев на 15 км от левого берега реки. 15 мая 9-я французская армия в районе между Седаном и Намюром была полностью разбита и откатилась на запад.

Подборка фотографий лёгких немецких танков, участвовавших в войне против Франции, Великобритании, Бельгии и Голландии в мае-июне 1940 года:

На острие удара 15-го моторизованного корпуса находилась 7-я танковая дивизия генерал-майора Э. Роммеля (278 танков и 6 САУ). Этот военачальник успешно форсировал Маас и устремился вперёд, круша и обходя вражеские позиции. В тот же день главнокомандующий союзными войсками генерал М. Гамелен приказал начать вывод всех союзных сил из Бельгии. Однако части 19-го моторизованного корпуса Гудериана уже обошли правый фланг франко-бельгийских войск, а дивизии 6-й немецкой армии продолжали активно теснить противника с фронта. 9-я немецкая танковая дивизия (командир – генерал-лейтенант А. фон Хубицки) вступила в Роттердам и Гаагу. Таким образом, организованное отступление союзников стало практически невозможным.

Отстраненный за неподчинение приказам, но не сложивший свои полномочия Гудериан, 18-19 мая своими танковыми клиньями рассёк французские оборонительные позиции на реках Уаза и Сомма. Теперь немецкие войска могли наступать и на Париж, и к атлантическому побережью. Общее число французских военнопленных, захваченных войсками Гудериана, достигло 250 000 человек. Кроме того, в качестве трофеев были взяты сотни полевых и крепостных орудий, около ста танков и бронемашин, сотни автомобилей, несколько десятков самолётов.

18 мая Гамелен был отстранён от своей должности, а на его место назначен генерал Вейган, находившийся в Сирии. 18 мая его авангард дивизии Роммеля достиг Камбрэ. Совместными усилиями 5-я и 7-я немецкие танковые дивизии разгромили 1-ю французскую танковую бригаду, уничтожив до 90 % её материально-технических средств. 19 мая союзные войска откатились за реку Шельда.

Подборка фотографий средних немецких танков, участвовавших в Западной кампании 1940 года:

Англичане начали снимать с фронта войска, чтобы создать на юге оборонительную позицию, на рубеже Денен – Аррас. Против немецких войск, прикрывавших наступление танковых корпусов на юге, французы создали из резервов крепостных частей укрепленных районов 6-ю армию. Она примыкала ко 2-й французской армии, занимая позиции вдоль сайта Уаза – Эна до района южнее Лаона. Обе армии объединялись в новую 3-ю группу армий.

Немецкие соединения продолжали развивать удар на запад и северо-запад. В результате прорыва танковой группы генерала фон Клейста 20 мая к побережью Ла-Манша в районе Абвиля сложилась критическая ситуация. Вой­ска 1-й группы армий союзников (10 английских, 18 французских и 12 бельгийских дивизий) оказались отрезанны­ми от основных войск. Немцы прижали их к морю вдоль линии Ньюпорт – Диксмюд – Ипр – река Лис – Сент-Омер – Кале.

Первое масштабное танковое сражение Западной кампании развернулось под бельгийским городком Ханнут (Ханэу) 12-13 мая. В течение двух дней 16-й моторизованный корпус силами 3-й и 4-й танковых дивизий вёл наступательные бои против отдельного французского кавалерийского корпуса (командир – дивизионный генерал Р. Приу). В 3-й немецкой танковой дивизии насчитывалось 280 танков, а в 4-й танковой дивизии – 343 боевые бронированные машины. 623 танкам Гёпнера (из них 125 средних – 73 Pz.Kpfw. III и 52 Pz.Kpfw. IV) Приу мог противопоставить не многим более 410 танков, имевшихся во 2-й и 3-й легких механизированных дивизиях.

Одна из рот 6-й танковой дивизии Вермахта. Франция, май 1940 года.

Французским танкистам и артиллеристам удалось подбить, уничтожить и вывести из строя 160 немецких танков. Сам Гёпнер и его штаб признавали потерю лишь 64 танков. В ярде современных источников безвозвратные потери 3-й и 4-й танковых дивизий Вермахта определяются в 50 танков. В свою очередь экипажи 3-й и 4-й танковых дивизий Вермахта, а также штурмовики и бомбардировщики Люфтваффе записали на свой счёт 105 вражеских танков (75 лёгких Н-35 и 30 средних Somua S35). Несмотря на благоприятное соотношение потерь, генералу Приу пришлось отвести свои части, чтобы избежать фланговых охватов и последующего окружения.

Как верно заметил А. Г. Больных, танковые дивизии Гёпнера преимущественно были укомплектованы лёгкими танками Pz.Kpfw. I и Pz.Kpfw. II, которые не могли противостоять Н-35 «Гочкисс» и Somua S35: «Столкновения с французскими танками они не могли выдержать, а снаряды даже 25-мм пушек прошивали их тонкую броню, как иголка лист бумаги. Немецкие же пушки ничего не могли сделать с 40-мм бронёй. …Всё это вылилось в форменный анекдот. Командир одного из немецких танков, придя в полное отчаяние от своей беспомощности, вскарабкался на «Гочкисс» и попытался молотком разбить призм смотровых приборов, но сорвался и был раздавлен гусеницами».

Лёгкие танки Renault R-35 из состава 23-го французского танкового батальона.

Несмотря на техническое и количественное превосходство в бронетехнике французских войск, они систематически несли тяжёлые невосполнимые потери, оставляя все подбитые танки на полях сражений, неизменно отступая вглубь своих территорий. Дерзость и импровизация в атаках и манёврах, быстрота натиска, смелость принимаемых решений, отличное тактическое взаимодействие на уровне батальон – полк – дивизия, устойчивая радиосвязь, постоянная и эффективная поддержка авиации стали залогом конечного успеха Панцерваффе.

Показательным примером тому может служить бой близ Флавиона, произошедший 15 мая. Внезапная, смелая, во многом рискованная атака 66-го танкового батальона 25-го немецкого танкового полка против бронетанковых подразделений 1-й французской подвижной кирасирской дивизии. Подполковник Р. Зикениус – командир 66-го танкового батальона, успешно форсировав Маас, стремительно атаковал передовые порядки противника, застигнув его врасплох.

Действуя тремя ротами, в подавляющем большинстве укомплектованными лёгкими танками Pz.Kpfw. 38(t) и Pz.Kpfw. II, экипажи Зикенуса раздавили и вражеские огневые точки, после чего посеяв панику и хаос, обратили французов бегство. Потеряв лишь два танка, получивших незначительные повреждения, экипажи 66-го танкового батальона при поддержке 37-мм противотанковых орудий вывели из строя и взяли в качестве трофеев 19 тяжёлых танков B1bis и 14 лёгких Н-39.

Экипаж тяжёлого французского танка B1bis.

21 мая у Арраса состоялось одно из самых громких и крупных танковых сражений Западной кампании.

Обратите внимание: Игра которая смогла.Часть 1.

На Аррас – город имевший важнейшее стратегическое значение с востока наступала 7-я немецкая танковая дивизия, позже прозванная за стремительность своих маршей и перемещений «призрачной». Частям генерал-майора Роммеля содействие оказывала дивизия СС «Мёртвая голова», а также 5-я танковая дивизия Вермахта (командир – генерал танковых войск М. фон Хартлиб-Вальспорн), наступавшая на Аррас с запада.

Перед началом боевых действий в распоряжении Роммеля имелось всего 225 танков (из них Pz.Kpfw. IV – 24, командирских – 8, Pz.Kpfw. I – 34, Pz.Kpfw. II – 68, Pz.Kpfw.38(t) – 91). Разумеется, за десять дней боёв и маршей 7-я танковая дивизия понесла потери. Поэтому под Аррасом вряд ли Роммель имел более 190 танков. 5-я танковая дивизия Вермахта, насчитывавшая к 10 мая 1940 года 327 танков (из них 52 Pz.Kpfw. III и 32 Pz.Kpfw. IV) отставала по темпам своего продвижения от прыткого Роммеля.

Техническое обслуживание британских пехотных танков «Матильда I».

Чтобы остановить стремительное продвижение 19-го немецкого моторизованного корпуса к берегам Ла-Манша, британское командование приняло решение нанести контрудар в районе Арраса имевшимися в наличии силами. В распоряжение генерал-майора Г. Франклина – командира 5-й пехотной дивизии были переданы две пехотные бригады, два танковых полка, четыре артиллерийские батареи калибром 40-мм и 87,6-мм, батарея 25-мм противотанковых орудий, отдельные пехотные и мотоциклетные части,

Всего у Франклина было свыше 3000 пехотинцев, 75 пехотных танков (59 «Матильда I» и 16 «Матильда II») и 54 орудия. Гарнизон Арраса насчитывал 18 орудий и эскадрон лёгких танков. Французы обещали оказать британцам всесильную поддержку, выставив две пехотные и две легкие механизированные дивизии. Но в разгар боя на помощь англичанам прибыла одна неполная 1-я механизированная дивизия – 62 танка, три батальона пехоты на полугусеничных машинах, рота с тяжелым оружием и артиллерийский полк.

В целом контрудар принёс союзникам локальный успех. Продвижение корпуса Гудериана было на пару дней приостановлено из-за упорного сопротивления англо-французских войск и тяжёлых потерь, понесенных Роммелем и частями дивизии СС «Мёртвая голова». Одним из решающих факторов успешного проведения контрудара стали броневое и частично огневое превосходство бронетехники и артиллерии союзников над противостоявшими им частями Вермахта и СС.

Британские пехотные танки «Матильда I» и «Матильда II», подбитые во время боёв под Аррасом. Фото сделаны в конце мая 1940 года.

Германские 37-мм танковые и противотанковые орудия оказались бессильными против лобовой брони «Матильд» и «Сомуа». Даже 75-мм пушкам Pz.Kpfw. IV не всегда с первого выстрела удавалось поразить французские средние и британские пехотные танки. После боя на большинстве отменно бронированных «Матильд» были обнаружены от нескольких до 13-16 вмятин, оставленных немецкими танкистами и артиллеристами.

37-мм орудия Pz.Kpfw. III и 3,7 cm Pak 35/36 могли лишь при удачном попадании сбить гусеницы с толстокожих и неуязвимых британских монстров. К счастью для 7-й танковой дивизии Вермахта, её неутомимый и деятельный командир нашёл эффективные способы борьбы с вражескими танками. Против «Матильд» и «Сомуа» предприимчивый Роммель успешно использовал 105-мм полевых гаубиц 10,5 cm leFH 18 и 88-мм зенитные орудия 8,8 cm FlaK 36/37.

Потери 7-й материальной части танковой дивизии составили 44 танка (из них не менее 20 были потеряны безвозвратно) и порядка 10-12 37-мм противотанковых орудий. Убыль личного состава достигла 478 человек (89 убитыми, 216 ранеными и 173 пропавшими без вести). Это были самые большие потери, которые части Роммеля понесли в ходе всей Западной кампании. Дивизия СС «Мертвая голова» потеряла 105 человек (по другим данным – более 100 убитыми и до 200 ранеными), 12 машин, 4 бронетранспортёра и 8 противотанковых орудий.

Часть экипажа сверхтяжёлого французского танка Char 2C. Вес этого гиганта составлял 75 тонн, а полный экипаж насчитывал 12 человек: водителя, командира, наводчика орудия, заряжающего, четырёх пулеметчиков, механика, электрика, помощника механика и радиста. Всего было выпущено 10 таких танков. Каждый Char 2C имел свой персональный номер (90–99) и персональное имя (название французских провинций или городов).

Британцы, сражавшиеся под Аррасом, утверждали, что уничтожили более 30 немецких танков и пленили до 400 вражеских солдат, которых позже отпустили, не имея возможности их конвоировать в тыл. Потери союзных сил оказались меньше германских – 41 танк (37 британских и 4 французских), несколько орудий, а также более 350 человек погибшими и ранеными.

23 мая немецкими войсками были окружены города Булонь и Кале. 24 мая танковые дивизии Гудериана и Рейнгардта достигли берегов реки Аа на участке Сент-Омер – Гравелин. Теперь союзники попали в плотное кольцо окружения, замкнувшееся на рубеже Ньюпорт – Диксмюд – Ипр – Сент-Омер – река Аа – Гравелин.

Неожиданно немецкие танковые дивизии, которым оставалось совершить последний рывок к побережью Ла-Манша для разгрома противника, 24 мая получили непонятный для них приказ Гитлера. Фюрер требовал остановиться на достигнутом рубеже и отвести части назад, к Азбруку. 25 мая танки Гудериана ворвались в порт Булонь, а на следующий день – в Кале.

Лёгкий французский танк «Рено» R35.

Три дня германские войска, повинуясь «стоп-приказу» Гитлера, стояли на месте, что в конечном итоге и спасло союзные войска от полного разгрома и уничтожения. 25 мая немецкие войска предприняли наступление на реке Лис у Менена, вбив глубокий клин между бельгийцами и англичанами. В тот же день французы вывели из Бельгии остатки своих войск. Оставшись один на один с грозным противником, бельгийцы могли организованно сопротивляться лишь два дня.

27 мая остатки бельгийских частей и тысячи мирных жителей, бежавших с границ, были прижа­ты к морю на площади в 150 кв. км (50 км шириной и 30 км глубиной). На следующий день король Бельгии был вынужден капитулировать. В этот момент союзники заняли позиции на рубеже Ипр – Диксмюд – Ньюпорт.

Следующим масштабным танковым сражением стала восьмидневная битва при Абвиле. Применительно к встречным массированным столкновениям бронетехники наибольший интерес вызывают бои, произошедшие 27 и 31 мая. 27 мая 10-я танковая дивизия Вермахта, действуя совместно с моторизованным полком «Великая Германия» и при огневой поддержке двух дивизионов противотанковых САУ Panzerjäger I, успешно отразила удары 1-й британской бронетанковой дивизии.

По состоянию на 10 мая 1940 года в распоряжении генерал-лейтенанта Ф. Шааля имелось 265 танков (из них 58 Pz.Kpfw. III и 32 Pz.Kpfw. IV). Британская сторона задействовала до 180 танков. В ходе концентрированных атак немецкие танкисты, артиллеристы и самоходчики подбили 120 английских танков (69 крейсерских и 51 лёгкий), из которых 65 были сожжены и уничтожены безвозвратно.

Экипажи средних французских танков Somua S35.

28 мая капитулировала бельгийская армия. 4 июня были совершены последние рейсы к Дюнкерку. Безвозвратные потери союзников за эти дни превысили 68 000 человек. Ещё 40 000 солдат и офицеров (в основном французов), прикрывавших эвакуацию, оказались в плену, после того, как у них закончились боеприпасы.

31 мая контрудар в районе Абвиля нанесла 4-я французская танковая (кирасирская) дивизия, которой командовал бригадный генерал Шарль де Голль. Под его началом к началу наступления имелось 157 танков, 14 бронемашин и 3 батальона пехоты. Действия де Голля поддерживала 15-й альпийский полк и 152-я английская бригада. Как и четыре дня назад британцам и французам противодействовали 10-я танковая дивизия Вермахта и моторизованный полк «Великая Германия». Союзники потеснили противника, продвинувшись вперёд на 14 км, при этом потеряв в общей сложности 40 танков, а также более 800 человек погибшими и ранеными. Благодаря локальному спеху генерала де Голля, союзникам удалось эвакуировать 55 британских танков, из числа подбитых 27 мая, подлежащих ремонту и восстановлению.

Пока шли бои в районе Абвиля, союзное командование в авральном режиме проводило операцию «Динамо», направленную на эвакуацию британских, французских и бельгийских войск, блокированных в районе Дюнкерка. За девять дней непрерывной эвакуации – с 26 мая по 4 июня 1940 года было спасено и переправлено в Англию 338 226 человек (из них более 90 000 французов и 22 000 бельгийцев). У берегов Ла-Манша англо-французские войска бросили 600 танков, 130 000 единиц автотранспорта и мототехники, 2550 артиллерийских и зенитных орудий, миномётов.

Тяжёлые французские танки B1bis направляются к линии фронта.

Все изображения, использованные в статье, взяты из открытых источников яндекс картинки https://yandex.ru/images/и принадлежат их авторам.

Всем, кто дочитал эту статью, большое спасибо! Отдельная благодарность всем, кто оценил изложенный материал! Если Вы хотите изложить свою точку зрения, дополнить или опровергнуть представленную информацию, воспользуйтесь комментариями. Если Вам понравилась статья, и Вы интересуетесь данной тематикой, а также всем, что связано с военной историей, то подписывайтесь на мой сайт! Всем удачи, здоровья и отличного настроения!

Больше интересных статей здесь: История.

Источник статьи: Танковые сражения Второй Мировой. Западная кампания. Часть 2-я. Стальной таран Панцерваффе.