История создания.

Впервые в мире концепция быстроходного среднего танка с противоснарядной броневой защитой и мощным вооружением была реализована в 1934 году, в опытном танке Т-29 (проект КБ Ленинградского завода). К концу 1936 года руководству стало очевидно, что Т-29 в серию не пойдёт. Одной из причин такого решения было несоответствие проекта чертежам танка, разработанным на Ленинградском заводе. В то время наркома Г. К. Орджоникидзе беспокоила напряжённая обстановка в Танковом отделе Харьковского завода, сложившаяся на фоне проблем модернизации серийного быстроходного лёгкого танка БТ-7. Танки Т-29 и БТ-7 имели сходный колёсно-гусеничный движитель с опорными катками большого диаметра.

Колёсно-гусеничный движитель танка Т-29 имел катки большого диаметра с независимой торсионной подвеской (в отличие от пружинной подвески танка БТ). Торсионные валы, изготовленные по технологии Ленинградского завода, в условиях движения танка Т-29 по пересечённой местности работали неудовлетворительно. Тем не менее, конструктор М. И. Кошкин являлся сторонником применения на быстроходном среднем танке катков большого диаметра — основного элемента обеспечения быстроходности танка — при условии последующей доработки торсионной подвески.

В декабре 1936 года нарком тяжёлой промышленности СССР Г. К. Орджоникидзе нашёл и направил с Ленинградского опытного завода на Харьковский завод талантливого конструктора-самородка Михаила Ильича Кошкина.

28 декабря 1936 года приказом наркома тяжёлой промышленности СССР Г. К. Орджоникидзе начальником танкового КБ завода № 183 был назначен М. И. Кошкин. До назначения в Харьков М. И. Кошкин работал на Ленинградском заводе № 185 заместителем главного конструктора. Участвовал в разработке колёсно-гусеничного танка Т-29 и первого «толстобронного» среднего танка Т-46-5(Т-111, изделие 111), за что был награждён в 1936 году орденом Красной Звезды. М. И. Кошкин — выпускник Ленинградского политехнического института (ЛПИ) — пришёл в танковую промышленность в 1934 году. До ЛПИ М. И. Кошкин окончил Коммунистический университет им. Свердлова. На завод № 183 М. И. Кошкин приехал в период начавшихся репрессий, когда в войсковых частях начались массовые поломки шестерён в коробках передач на танках БТ-7.

В январе 1937 года М. И. Кошкин впервые без сопровождающих появился в КБ (бюро 190). Во второй половине дня в сопровождении А. О. Фирсова и Н. А. Кучеренко сделал обход и познакомился с конструкторами и осмотрел помещения. В течение последующих дней М. И. Кошкин познакомился с каждым из конструкторов и выполняемой ими работой.

Танковое КБ состояло из молодых конструкторов с определённым опытом работы по танкам Т-12, Т-24 и БТ. Самостоятельно танковое КБ разрабатывало только опытный танк Т-24.

Ещё до получения задания на разработку нового манёвренного танка (период завершения работ по БТ-7М) созданная группа нового проектирования в составе П. П. Васильева, В. Г. Матюхина и М. И. Таршинова под руководством заведующего секцией А. А. Морозова, не имея определённого плана работ, по собственной инициативе приступила к выбору рациональной схемы колёсного хода. (А. А. Морозов, В. Г. Матюхин), разработке формы корпуса, башни с учётом повышения пулестойкости (П. П. Васильев, М. И. Таршинов, с передачей работ М. И. Таршинову), разработке приводов управления и рабочих мест механика-водителя и стрелка-радиста (П. П. Васильев). После длительного обсуждения результатов проработок М. И. Кошкиным были намечены дальнейшие действия в проведении работ.

Во второй половине 1937 года, менее чем за год, под руководством М. И. Кошкина, с участием его ближайших помощников А. А. Морозова, Н. А. Кучеренко и других конструкторов была успешно завершена модернизация танка БТ-7М с установкой в нём дизеля В-2.

В сентябре 1937 года Главное автобронетанковое управление Красной Армии (ГАБТУ) выдало заводу № 183 тактико-техническое задание на разработку нового манёвренного колёсно-гусеничного танка. К этому времени работы в танковом КБ по БТ-7М были в основном завершены, и конструкторский коллектив был готов к выполнению очередного сложного и почётного задания.

К концу 1937 года общий уровень работ по модернизации танка БТ-7 был уже таким, что позволил М. И. Кошкину без ущерба для дела выделить группу конструкторов, причём, самых квалифицированных, для организации проектного бюро по созданию нового танка. Ввиду особой серьёзности задания М. И. Кошкин не счёл возможным вести проектирование в основном КБ (КБ 520), так как отвлекала бы текучка. Было решено выделить группу конструкторов в специальное КБ. Созданное в танковом отделе специальное КБ-24 возглавил сам главный конструктор М. И. Кошкин, заместителем он назначил А. А. Морозова. В составе КБ-24 в начале работало 11 человек, затем по ходу работ штат был увеличен до 24 человек. С самого начала М. И. Кошкин исходил из того, что двигатель для нового танка должен быть дизельным (в ДзО шла доводка В-2). Разработку проекта начали немедленно. В КБ-24 работали, не считаясь со временем; царил дух творческого коллективизма в решении поставленных задач.

В КБ-24 с первых дней были определены ведущие специалисты: по корпусу — М. И. Таршинов, Е. С. Рабинович; по башне — А. А. Молоштанов, Ю. С. Миронов; по моторной установке — Н. С. Коротченко, М. И. Котов; по трансмиссии — Я. И. Баран, А. И. Шпайхлер; по ходовой части — В. Г. Матюхин, С. М. Брагинский; по управлению — П. П. Васильев; по расчётам — Е. А. Берковский. Над разработкой других узлов работали М. З. Лурье, К. Л. Водопьянов, В. С. Каледин, К. М. Василевский и другие конструкторы. Быстроходный дизель В-2, создававшийся на заводе, ещё не был доведён и имел много дефектов. Это тревожило М. И. Кошкина, который включился в борьбу за надёжный дизель. Параллельно основная часть коллектива КБ-520 под руководством Н. А. Кучеренко и И. С. Бера продолжала вести серийное производство и модернизацию танков БТ-7.

М. И. Кошкин заложил традицию изготовления опытных образцов машин в условиях, соответствующих их серийному производству, — по тем же чертежам, теми же кадрами, по той же технологии, тем же инструментом, с той же оснасткой, из тех же материалов. Впервые были внедрены стендовые испытания узлов танка.

Большое значение имели принципы, которыми руководствовался М. И. Кошкин: «Самая многообещающая впервые разработанная конструкция немедленно обесценивается, если её воплощение в металле осуществляется на низком уровне. Работать не в догонку, а — на обгон! В конструировании использовать не аналог, а тенденцию! Внедрить такой новый танк, который был бы длительное время перспективным и не требовал существенных изменений, неизбежно усложняющих производство и нарушающих его ритм».

Развитие танков семейства БТ.

С 1931 года в СССР получила развитие серия лёгких колёсно-гусеничных быстроходных танков «БТ», прототипом которых послужила машина американского инженера Кристи. В ходе серийного выпуска машины этого типа постоянно модернизировались в направлении увеличения огневой мощи, технологичности, надёжности и других параметров.

К 1937 году в СССР был создан и начал серийно выпускаться БТ-7 с конической башней; дальнейшее развитие линейки «БТ» предусматривалось в нескольких направлениях:

  • Увеличение запаса хода путём использования дизельного двигателя (это направление привело к созданию БТ-7М).
  • Улучшение колёсного хода (работы группы Н. Ф. Цыганова над опытными БТ-ИС).
  • Усиление защищённости путём установки брони под значительными углами наклона при некотором увеличении её толщины. В данном направлении работала группа Н. Ф. Цыганова (экспериментальный БТ-СВ) и конструкторское бюро Харьковского завода.

Конструкторское бюро Танкового отдела Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ), единственного предприятия, выпускавшего «БТ», с декабря 1936 года возглавлял Михаил Ильич Кошкин. Первый проект, созданный под его руководством, БТ-9, был отклонён осенью 1937 года по причине грубых конструктивных ошибок и несоответствия требованиям задания.

13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 тактико-технические требования на новый танк под индексом А-20, нижеследующего содержания:

Тип: колёсно-гусеничный быстроходный лёгкий по типу «Кристи», с приводом на 6 колёс по типу «Кристи».
Боевой вес: 13-14 тонн.
Вооружение: 1 — 45-мм пушка со стабилизатором, 3 пулемёта ДТ, огнемёт для самозащиты или 1 — 76-мм пушка, 3 пулемёта ДТ, огнемёт для самозащиты. Каждый 5-й танк должен иметь зенитную установку.
Боекомплект: 130—150 снарядов 45-мм или 50 снарядов — 76-мм. 2500—3000 пулемётных патронов.
Бронирование: Лобовая броня — 25 мм, коническая башня — 20 мм, бортовая броня и корма — 13 мм 16 мм, крыша и дно — 10 мм.
Скорость движения: на гусеницах и колёсах скорости одинаковые. Максимальная скорость — 70 км/ч, минимальная — 7 км/ч.
Двигатель: дизель ХПЗ — мощность 400 л. с.
Экипаж: 3 человека.
Запас хода: 300—400 км на гусеницах.
Габариты танка: дорожный просвет 0,4 м на гусеницах. Высота танка 2,3 м.
Удельное давление: 0,5 на гусеницах.

Требования задания совмещали в себе все три направления модернизации «БТ».

По причине слабости КБ завода № 183 на предприятии для работ по новому танку было создано отдельное конструкторское бюро, не зависимое от КБ Кошкина. В состав КБ вошёл ряд сотрудников КБ завода № 183 (в том числе Александр Александрович Морозов), а также большая группа выпускников Военной академии механизации и моторизации (ВАММ). Руководство КБ было поручено адъюнкту ВАММ Адольфу Дику. Конструкторским бюро был разработан технический проект А-20, но с опозданием на полтора месяца. Данная задержка повлекла за собой анонимный донос на КБ, в результате которого Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 10 лет. Конструкторское бюро было реорганизовано, его руководителем стал Кошкин.

В марте 1938 года проект был утверждён. Однако к этому моменту у военного руководства страны возникли сомнения в правильности выбранного типа движителя (в СССР уже появились марки стали, траки из которых имели достаточный ресурс), что послужило причиной возникновения предложений о создании двух вариантов: колёсно-гусеничного (как и предполагалось изначальным заданием) и чисто гусеничного.

28 апреля 1938 года в Кремле прошло совещание Народного комиссариата обороны, на котором был рассмотрен проект нового танка.Решено было продолжить работы, но решения о типе движителя, как и о типе подвески (торсионы), принято не было. Кроме того, появились предложения об усилении бронирования машины.

Предсерийные танки Т-34 № 1 и Т-34 № 2.

Январь 1940 года. Постановлением Комитета обороны от января 1940 г. № 85 задано изготовить два гусеничных танка на базе А-32 с учётом утолщённой до 45 мм брони и установки 76-мм пушки Л-11. Предписано: «Танк А-32 с этой толщиной брони именовать Т-34».

Февраль-март 1940 года. Два опытных Т-34 проходили испытания под Харьковом. Они полностью подтвердили высокие технические и боевые качества. Боевой вес 26,6, т.; дизель В-2 мощностью 500 л. с.; максимальная скорость — 54 км/ч; броневая защита — толщиной 45 мм (35 — 15- 10). Удельная мощность 18,79 л. с. на тонну веса.

В ночь с 5 на 6 марта 1940 года танк № 1 (водитель испытатель Н. Ф. Носик) и танк № 2 (водитель-испытатель И. Г. Битенский или В. Дюканов) без вооружения, закамуфлированные до неузнаваемости, а также два тяжёлых гусеничных артиллерийских тягача «Ворошиловец» в обстановке строжайшей секретности направились своим ходом из Харькова в Москву (750 км) вне дорог общего пользования. В связи с поломкой танка № 2 под Белгородом (обрыв главного фрикциона) колонна разделилась. Танк № 1 прибыл 12 марта на машиностроительный завод № 37 в тогда подмосковном Черкизове (у Преображенской заставы, ныне это НИИДАР), где его вместе с позднее прибывшим танком № 2 подремонтировали (заменили вышедшие из строя узлы). В ночь на 17 марта оба танка прибыли на Ивановскую площадь Кремля для демонстрации руководителям партии и правительства.

17 марта 1940 года в Кремле, на Ивановской площади, танки Т-34, а также танки других заводов были продемонстрированы членам правительства. Заводские механики-водители — Н. Носик и В. Дюкалов по просьбе И. В. Сталина проехали по площади. Осмотрев танки, И. В. Сталин одобрил машины, назвав танк Т-34 «первой ласточкой». После осмотра в Кремле танки Т-34 были испытаны на подмосковном полигоне и на Карельском перешейке. На подмосковном полигоне танки подверглись обстрелу прямой наводкой фугасными и бронебойными снарядами, по результатам обстрела было решено внести изменения в конфигурацию башни. Предсерийные танки Т-34 успешно прошли испытание на Карельском перешейке, на оставшихся после войны противотанковых препятствиях линии Маннергейма.

31 марта 1940 года был подписан протокол Государственного Комитета Обороны о серийном производстве танка Т-34 на заводе № 183. Общий план выпуска на 1940 год устанавливался в 200 машин, с 1942 СТЗ и ХПЗ должны были полностью перейти на выпуск Т-34 с планом 2000 танков в год.

31 марта 1940 года Войсковая комиссия полковника В. М. Черняева, в протоколе от 31 марта 1940 г. записала: «Пробег был совершён отлично. Танки Т-34 соответствуют тактико-техническим требованиям (ТТТ) и превосходят другие танки». Главное решение: «Танк Т-34, изготовленный в полном соответствии с Постановлением Комитета обороны при СНК СССР от 19.12.1939 г., прошедший госиспытания и пробег Харьков-Москва без каких-либо поломок и значительных дефектов, рекомендовать для немедленной постановки на производство заводов № 183 и СТЗ. Поручить госкомиссии по испытанию танка в пятидневный срок утвердить чертежи танка Т-34 для производства в 1940 году. Подписали: И. А. Лихачёв, А. А. Горегляд, К. Е. Ворошилов».

В апреле 1940 года, возвращаясь своим ходом в Харьков, под Орлом, один танк опрокинулся в воду. Помогая вытаскивать его, М. И. Кошкин, уже простуженный, сильно промок и по возвращении попал в больницу.

Серийное производство.

Производственный период 1940 года.

Т-34-76 обр. 1941 года в Бронетанковом музее в Кубинке

Средний танк Т-34-76 обр. 1943 года в Музее отечественной военной истории в деревне Падиково Московской области

Подбитый Т-34 производства СТЗ, июнь 1942

Приказ о постановке Т-34 в серийное производство был подписан Комитетом обороны 31 марта 1940 года. В принятом протоколе предписывалось немедленно поставить танк в производство на заводах № 183 и СТЗ. Заводу № 183 предписывалось изготовить первую опытную партию из 10 танков к первым числам июля. По окончании испытаний двух прототипов был принят план производства, предусматривавший производство в 1940 году 150 машин;

С апреля 1940 года, на заводе № 183 в срочном порядке велась подготовка к серийному выпуску танка Т-34. Конструкторы вместе с технологами, металлургами, сварщиками и другими службами развернули огромную работу по «отехнологичиванию» танка, упрощению конструкции узлов и деталей. Разрабатывалась технология производства и проектировалась оснастка для серийного производства танка Т-34.

В конце мая 1940 года СТЗ получил рабочие чертежи по танку Т-34, переданные заводом № 183, как оказалось с запозданием.

До июня 1940 года первоначальный производственный план на 1940 год предусматривал выпуск 150 серийных Т-34. В июне 1940 года с конвейера завода № 183 сошли первые серийные танки Т-34. Это событие явилось завершающим этапом трёхлетней упорной работы Танкового отдела ХПЗ по созданию принципиально новой боевой машины.

В июне 1940 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о развёртывании производства танков Т-34 и КВ. К концу 1940 года предполагалось выпустить 600 единиц Т-34.

К 7 июня 1940 года план производства Т-34 был увеличен до 600 машин, 500 из которых должен был поставить завод № 183, тогда как остальные 100 — СТЗ. Из-за задержек с поставками комплектующих в июне на заводе № 183 были собраны только четыре машины, выпуск танков на СТЗ ещё более задерживался.

В июле 1940 года завод № 183 остановил производство танков БТ-7М. Позже Танковому КБ завода № 183 выдано задание на разработку улучшенного варианта Т-34, под обозначением Т-34М, для которого были определены следующие требования:

  • увеличить толщину брони лобовой части корпуса до 100 мм;
  • установить цельноштампованную башню;
  • вместо 76-мм пушки Л-11 установить 76-мм пушку Ф-34;
  • вместо 4-скоростной установить 5-скоростную коробку передач;
  • установить навесные фальшборты над верхними ветвями гусениц;
  • повысить надёжность танка;

К осени 1940 года темпы производства удалось поднять, они всё ещё значительно отставали от плана и задерживались нехваткой комплектующих — так, в октябре из-за отсутствия пушек Л-11 военной комиссией был принят лишь один танк.

Обратите внимание: Как начинали свой путь видеоблогеры World of Tanka?.

Производство Т-34 на СТЗ ещё более задерживалось.

C осени 1940 года танковое КБ завода № 183 приступило к разработке улучшенного варианта Т-34 М. Разработка Т-34 М осуществлялась под руководством А. А. Морозова. В этой связи, все дальнейшие работы по доработкам базовой модели Т-34 осуществлялись под руководством 2-го заместителя начальника КБ — Кучеренко.

С сентября 1940 года технологи завода № 183 приступили ко второму этапу своей работы — разработке операционных технологических процессов обработки деталей, разработке технологии сборки узлов и механизмов танка Т-34. Большую помощь конструкторам и технологам завода № 183 оказали контролем чертежей Т-34 специалисты СТЗ, у которых был большой опыт поточного производства тракторов. К 15 сентября 1940 года завод № 183 выпустил только три серийных экземпляра Т-34.

В сентябре 1940 года, первые серийные Т-34 начали поступать в строевые части РККА. Отзывы танкистов были крайне противоречивы. Одни хвалили, другие указывали на недоделки, низкую надёжность работы агрегатов, дефекты двигателя, коробки передач, главного фрикциона. Этот поток информации поступал в ГБТУ, где возникло отрицательное отношение к Т-34. В итоге, ГБТУ обратилось в Наркомат обороны с предложением временно прекратить производство Т-34 и продолжить выпуск хорошо отработанных БТ-7М. На этом фоне заводские коллективы продолжали упорно работать по устранению недостатков и недоработок, и от месяца к месяцу качество выпускаемых машин росло.

26 сентября 1940 года Михаил Ильич Кошкин скончался от тромбоза. Хоронил его весь завод.

В октябре 1940 года главным конструктором танкового КБ был назначен А. А. Морозов, ученик и соратник М. И. Кошкина.

25 октября 1940 года на завод № 183 поступила из Москвы директива из наркомата обороны (№ 76791 от 25.10.1940 г.) предписывающая заводу представить три танка Т-34 серийного производства для проведения контрольных испытаний в длительном пробеге (с отрывом от базы в соответствии с отстрелом огневых задач). Был установлен период испытаний — с 31 октября по 7 декабря 1940 года. В комиссию по испытаниям были назначены: из НИИ полигона — помощник начальника по научно-технической части — П. С. Глухов; начальник 1-го отдела, военный инженер 2-го ранга — А. М. Сыч; командир пробега — Е. Е. Геркевич; заместитель командира пробега — И. И. Колотушкин; инженер по связи — И. М. Малявин; инженер по ремонту — Н. Я. Горюшкин и другие. От завода в комиссию вошли А. В. Колесников и Я. Д. Портной. Весь маршрут был пройден за 14 ходовых дней. Техосмотры и ремонты в процессе пробега заняли 11 дней. Танки прошли более 2680 км по маршруту Харьков-Серпухов-Смоленск-Киев и возвратились в Харьков. Дизели наработали до 129 моточасов (129/14 = 9,2 час/день).

Проводившие испытания офицеры НИБТП выявили множество конструктивных недостатков и усомнились в боеспособности Т-34. В отчёте комиссии НИБТП было указано:

Танк Т-34 не удовлетворяет современным требованиям к данному классу танков по следующим причинам: огневая мощь танка не могла быть использована полностью вследствие непригодности приборов наблюдения, дефектов установки вооружения и оптики, тесноты боевого отделения и неудобства пользования боеукладкой; при достаточном запасе мощности дизеля максимальные скорости, динамическая характеристика танка подобраны неудачно, что снижает скоростные показатели и проходимость танка; тактическое использование танка в отрыве от ремонтных баз невозможно вследствие ненадёжности основных узлов — главного фрикциона и ходовой части. Заводу было предложено расширить габариты башни и боевого отделения, что дало бы возможность устранить дефекты установки вооружения и оптики; разработать заново укладку боекомплекта; заменить существующие приборы наблюдения новыми, более современными; переработать узлы главного фрикциона, вентилятора, коробку передач и ходовую часть. Увеличить гарантийный срок дизеля В-2 минимум до 250 часов.

В итоге ГАБТУ представило отрицательный отчёт НИБТП заместителю наркома обороны маршалу Г. И. Кулику, который утвердил его и тем самым прекратил производство и приёмку танка Т-34. Руководство ГАБТУ, включив в отчёт об испытаниях отрицательный отзыв о Т-34 специалистов полигона, направило его заместителю наркома обороны маршалу Г. И. Кулику, тот, не разобравшись в сути отчёта, поспешил утвердить его. Тем самым были прекращены производство и приёмка танков Т-34.

Выводы комиссии НИБПТ были рассмотрены на военном совете и утверждены маршалом СССР — Г. И. Куликом. Военпредам завода № 183 было дано указание прекратить приёмку танков Т-34 и возобновить приёмку танков БТ-7 с пушкой КТ-26.

Руководство завода № 183 не согласилось с решением военного совета о прекращении приёмки танков Т-34 и при решительной поддержке заместителя наркома среднего машиностроения — А. А. Горегляда и представителя ГАБТУ — И. А. Лебедева, обжаловало его на приёмах у наркома среднего машиностроения — В. А. Малышева и заместителя председателя СНК СССР — К. Е. Ворошилова. С учётом твёрдой позиции В. А. Малышева, А. А. Горегляда и И. А. Лебедева, К. Е. Ворошилов согласился с позицией руководства завода № 183. Было принято совместное решение о продолжении приёмки и развёртывания на заводе № 183 серийного производства танков Т-34, с учётом предложения руководства завода № 183 о внесении исправлений и временном сокращении установленного гарантийного пробега с 3000 до 1000 км.

В течение осени 1940 года в конструкцию Т-34 был внесён и ряд более крупных изменений, таких как установка более мощной пушки Ф-34, также на Мариупольском металлургическом заводе им. Ильича были разработаны литая и штампованная башни.

В декабре 1940 года заместитель наркома среднего машиностроения СССР (НКСП) — А. А. Горегляд отправил телеграмму директору СТЗ Дулькину. Парторгу ЦК ВКП(б) Шапошникову, в которой уведомлял: «Направляю для оказания технической и организационной помощи в выпуске спец. машин на СТЗ работников завода № 183 — начальника отдела 100 тов. Литвинова Г. Я., начальника цеха 130 тов. Цифриновича С. М., зам. начальника цеха 530 тов. Колосовского А. В.; прошу оказать полное содействие в выполнении порученной им работы, предоставив им все возможности по передаче опыта по сборке, сдаче спец. машин и организации спец. машиностроения».

В течение всего 1940 года велась работа по приспособлению к серийному производству изначально сложного и нетехнологичного танка, но, несмотря на это, в течение 1940 года были изготовлены, по разным данным, всего лишь от 97 до 117 машин.

В декабре 1940 года на фоне нелестных отзывов заказчика о танке Т-34 : «теснота» — башенного объёма и «слепота» — плохой обзор из башни, «Наверху» вспомнили о проводимой в танковом КБ завода № 183 (с лета 1940 года) — плановой разработке улучшенного варианта Т-34 (под обозначением Т-34 М) и инициативной вариантной разработке перспективного танка (под обозначением Т-44).

К 31 декабря 1940 года, завод № 183 (при плане 500 единиц) выпустил 115 единиц танков Т-34. План выпуска Т-34 на 1940 год заводом № 183 был выполнен лишь на 19 %. СТЗ (при плане 100 единиц), к концу 1940 года не сдал ни одного. Первый танк Т-34 сборщики с СТЗ, приобретая опыт, собрали на ХПЗ в июне 1940 года. В цехах СТЗ было собрано 23 танка, но они не были сданы из за множества недоделок и неисправностей.

Описание конструкции.

Т-34 имеет классическую компоновку. Экипаж танка состоит из четырёх человек — механика-водителя и стрелка-радиста, располагающихся в отделении управления и заряжающего с командиром, выполняющим также функции наводчика, которые находились в двухместной башне.

Каких-либо чётко выделенных модификаций линейного Т-34-76 не существовало. Тем не менее, в конструкции серийных машин имелись существенные отличия, вызванные различными условиями производства на каждом из производивших их заводов в определённые периоды времени, а также общим усовершенствованием танка. В исторической литературе эти отличия, как правило, группируются по заводу-производителю и периоду производства, порой с указанием на характерную особенность, если на заводе параллельно производились два или более типа машин. Впрочем, в войсках картина могла ещё более усложняться, поскольку из-за высокой ремонтопригодности Т-34 подбитые танки чаще всего вновь восстанавливались, и узлы повреждённых машин разных версий при этом зачастую собирали в целый танк в самых различных сочетаниях.

Броневой корпус и башня.

Броневой корпус Т-34 — сварной, собиравшийся из катаных плит гомогенной стальной брони марки 8С высокой твёрдости, толщинами 13, 16, 40 и 45 мм. Броневая защита танка противоснарядная, равнопрочная, выполненная с рациональными углами наклона. Лобовая часть состояла из сходящихся клином броневых плит толщиной 45 мм: верхней, расположенной под углом в 60° к вертикали и нижней, расположенной под углом в 53°. Между собой верхняя и нижняя лобовые бронеплиты соединялись при помощи балки. Борта корпуса в нижней своей части располагались вертикально и имели толщину в 45 мм. Верхняя часть бортов, в районе надгусеничных полок, состояла из 40-мм броневых плит, расположенных под углом в 40°. Кормовая часть собиралась из двух сходившихся клином 40-мм броневых плит: верхней, расположенной под углом в 47° и нижней, расположенной под углом в 45°. Крыша танка в районе моторно-трансмиссионного отделения собиралась из 16-мм броневых листов, а в районе подбашенной коробки имела толщину в 20 мм. Днище танка имело толщину 13 мм под моторно-трансмиссионным отделением и 16 мм в лобовой части, также небольшой участок кормовой оконечности днища состоял из 40-мм бронеплиты.

На Т-34 образца 1943 года толщина верхней кормовой бронеплиты была увеличена с 40 до 45 мм, а толщина днища в лобовой части — с 16 до 20 мм. Также корпуса танков могли иметь незначительные различия, зависевшие от завода-производителя, так на машинах, выпущенных Сталинградской судоверфью в 1942 году, верхний лобовой лист приваривался к бортовым соединением «в шип», вместо обычно использовавшегося соединения встык.

Снизу башня Т-34 образца 1941 г. с перестановкой места прибора наблюдения

Башня Т-34 — двухместная, близкой к шестигранной в плане формы, с кормовой нишей. В зависимости от завода-производителя и года выпуска, на танк могли устанавливаться башни различной конструкции. На Т-34 первых выпусков устанавливалась сварная башня из катаных плит и листов. Стенки башни выполнялись из 45-мм броневых плит, расположенных под углом в 30°, лоб башни представлял собой 45-мм, изогнутую в форме половины цилиндра, плиту с вырезами под установку орудия, пулемёта и прицела. Крыша башни состояла из 15-мм броневого листа, изогнутого под углом от 0° до 6° к горизонтали, днище кормовой ниши — горизонтальный 13-мм бронелист. Хотя другие типы башен также собирались при помощи сварки, именно башни первоначального типа известны в литературе под названием «сварных».

Вскоре после начала серийного выпуска Т-34, уже к концу 1940 года, в производство была запущена также литая башня, броня для которой и технология отливки разработаны ЦНИИ-48. Стенки такой башни отливались целиком, а состоявшая по-прежнему из катаных броневых листов крыша — приваривалась к ней. Поскольку литая броня при равной толщине с катаной обладает меньшей снарядостойкостью, для сохранения защиты на прежнем уровне толщина стенок была увеличена до 52 мм. В остальном литые башни были по конструкции идентичны сварным. Производство литых башен к Т-34 продолжалось параллельно со сварными вплоть до окончания его выпуска.

Ещё одним, менее распространённым типом башни стала штампованная, выпускавшаяся УЗТМ с 1942 года. Верхняя часть такой башни изготавливалась целиком, за исключением маски орудия, штамповкой из 45-мм листа. Существенных отличий от сварных или литых башен штампованная не имела, однако внешне башни такого типа легко отличимы по скруглённым верхним граням. Всего на момент прекращения выпуска Т-34 на УЗТМ 1 марта 1944 года было выпущено, по разным данным, 2050 или 2062 башен этого типа.

C 1942 года перешли на производство башни улучшенной формы, отличавшейся большей шириной, меньшим наклоном бортов и кормы и близкой к правильному шестиугольнику формой в плане. Из-за характерной формы, такие башни были известны как «шестигранные» или «башни-гайки». Новая башня отличалась несколько бо́льшим внутренним объёмом, но всё равно оставалась тесной и по-прежнему двухместной. Ещё одним существенным изменением стало введение в 1943 году командирской башенки цилиндрической формы, устанавливавшейся на крыше башни. Однако поскольку командир танка был занят обслуживанием орудия, башенка оказалась для него практически бесполезной и повсеместного распространения не получила.

Вооружение.

76-мм пушка Ф-34 на Т-34-76

Основным вооружением Т-34 ранних выпусков (1940 — начала 1941 года) являлась 76-мм пушка образца 1938/39 годов (Л-11). Длина ствола орудия — 30,5 калибров / 2324 мм, начальная скорость бронебойного снаряда — 612 м/с. С марта 1941 года она была заменена на 76-мм пушку образца 1940 г. (Ф-34). Длина ствола этого орудия равнялась 41,5 калибрам / 3162 мм, а начальная скорость бронебойного снаряда — 662 м/с.

Орудие устанавливалось на цапфах в лобовой части башни, в спаренной с пулемётом установке. Вертикальная наводка, для Л-11 в пределах −5…+25°, для Ф-34 в пределах −5°30′…+26°48′, осуществлялась при помощи винтового механизма, горизонтальная наводка — исключительно поворотом башни. Для наведения на цель на танках с пушкой Л-11 использовались телескопический прицел ТОД-6 и перископический панорамный прицел ПТ-6. На танках с пушкой Ф-34 ранних выпусков использовались телескопический ТОД-7 прицел и перископический панорамный ПТ-7, впоследствии заменённые на телескопический ТМФД-7, имевший поле зрения 15° и увеличение в 2,5× и перископический панорамный ПТ-4-7, обеспечивавший поле зрения в 26° при том же увеличении, но отличавшийся меньшей точностью из-за погрешностей, вносимых механизмом связи между прицелом и орудием. С 1943 года на Ф-34 устанавливался также боковой уровень для ведения огня с закрытых позиций.

Оба орудия использовали один ассортимент боеприпасов: унитарные выстрелы к 76-мм дивизионной пушке образца 1902/30 годов и 76-мм полковой пушке образца 1927 года. Боекомплект орудия на Т-34 выпуска 1940—1942 годов состоял из 77 выстрелов, размещавшихся в чемоданах на полу боевого отделения и в укладках на его стенках. На Т-34 выпуска 1942—1944 года с «улучшенной башней», боекомплект был увеличен до 100 выстрелов. В боекомплект могли входить выстрелы с калиберными и подкалиберными бронебойными, осколочно-фугасными, шрапнельными и картечными снарядами. Подкалиберные снаряды из-за наличия в них карбида вольфрама были на протяжении всей войны в дефиците и в боекомплект линейных танков включались лишь при наличии вероятности отражения танковых атак.

Вспомогательное вооружение танка составляли два 7,62-мм пулемёта ДТ. Один из них («спаренный») размещался в спаренной с пушкой установке и имел общие с ней углы наведения. Другой («курсовой») находился в шаровой установке в верхней лобовой плите корпуса, его углы наводки составляли ±12° в горизонтальной плоскости и −6…+16° в вертикальной. Боекомплект пулемётов составлял на танках ранних выпусков, по разным данным, 46 или 49 дисков по 63 патрона (в сумме 2898 или 3087 патронов), на самых ранних машинах, не имевших радиостанции, он увеличивался до 75 дисков (4725 патронов). На Т-34 с усовершенствованной башней, боекомплект состоял из 50 дисков (3150 патронов).

Больше интересных статей здесь: История.

Источник статьи: T-34 — советский средний танк. World of Tanks Blitz. .

Закрыть ☒