Как воевал генерал, который не считался с потерями

Генерал Грант, воевавший на стороне северян, считался выдающимся стратегом. Что не мешало ему иной раз играть роль бездарного тактика. И этот порок военачальника многократно усиливался из-за того, что Грант никогда не считался с собственными потерями. Так что можно смело утверждать, что благодаря упрямству генерала на поле боя полегло солдат янки в разы больше, чем того стоила достигнутая цель. Даже собственные солдаты прозвали его Мясником.

В конце войны, в 1864, победа Севера уже не вызывала сомнений. И у Юга имелся единственный шанс как-то повлиять на выборы президента и отстранить Линкольна от власти. Для этого им требовалось удержать в своих руках центр Виргинии и как можно дольше выматывать потомакскую армию. Вот только давалось конфедератом это с трудом – генерал от янки Грант командовал 108-тысячной армией, а противостоящий ему Ли – всего 59.

Как воевал генерал, который не считался с потерями

Незадолго до того Грант уже пытался разгромить Ли при Спотсильвейни, но в результате обе стороны потеряли до трети сил, а видимого преимущества так никто и не достиг. Хотя в какой-то мере можно считать победителем конфедератов – они смешали все планы янки, отчего тем пришлось начать сложное и длительное маневрирование с целью обойти Ли и захватить Ричмонд, в котором сходилось несколько стратегически значимых дорог. Так Грант бы блокировал Ли и возможность маневрировать, и снабжать всем необходимым для продолжения войны свою армию.

Ли, в свою очередь, тоже поторопился к Ричмонду. И большей частью даже не ради защиты стратегического узла – он увидел возможность полностью разгромить потомакскую армию по частям, на марше. В результате обе армии сошлись в 16 километрах от города в местечке под именем Колд-Харбор.

Интересно, что два года назад именно в этом месте и именно на этом поле генерал Ли уже воевал с северянами и нанес им ощутимое поражение. Так что место сражения оказалось ему знакомым, чего нельзя сказать про Гранта.

Как воевал генерал, который не считался с потерями

Армии стали спешно окапываться друг перед другом. Каждый хотел спровоцировать противника на атаку, чтобы тот штурмовал хорошо укрепленные позиции, вымотался и позднее оказался разбит мощной контратакой. Особенно старался Грант, хотя не сильно в том преуспел. Ли продолжал окапываться.

Грант получил подкрепления и растянул свои силы так, чтобы его самый уязвимый фланг уперся в реку. Так он обезопасил себя от флангового удара Ли. А потом стал другим крылом пытаться уже охватить позиции южан. Но те понемногу загибали свой фланг, без устали роя новые укрепления. Тут северянам бы хотелось перерезать все дороги, ведущие в Ричмонд. Но постоянно маневрирующий фланг Ли препятствовал этому. Ну и сам он уже нападать не стремился, прекрасно осознавая неравенство сил и тот факт, что ему для победы достаточно выдержать осаду. А у Гранта такой роскоши не имелось. И он решился ударить первым.

Как воевал генерал, который не считался с потерями

Сражение по документам началось 31 мая 1864 года. Хотя по факту первый день сводился к маневрам и попыткам занять наиболее выгодную позицию. Ничего существенного за этот день не произошло, но северяне умудрились изрядно вымотать часть своих сил переходами по пересеченной местности.

1 июня по факту началась битва. И первый день более-менее закончился в пользу Севера, хотя каких-то существенных изменений линии фронта не произошло. Второй день снова по большей части состоял из маневров. Теперь Ли получил подкрепления, удлинил фланг и рекой прикрыл себя от охвата.

3 июня Грант решился начать решительные атаки позиций южан. Но он не стал снова мудрить с маневрами, а решил, не считаясь с потерями, штурмовать позиции конфедератов в лоб. Вот только место для атаки выбрали крайне неудачное. Мало того что южане укрепились, так еще перед их позициями имелась болотистая местность, изрядно тормозившая темп атаки.

Как воевал генерал, который не считался с потерями

Но Гранту на это, как обычно, было плевать, и он отдал приказ. В результате часть янки вышла под прямую наводку пушек конфедератов, а часть, застряв в болотине, угодила под перекрестный огонь. Только за первые 10 минут федералы лишились порядка тысячи человек, а южане потеряли всего четверть сотни. Но атака продолжалась, и через двадцать минут после ее начала у Севера уже недоставало нескольких тысяч – такого скоротечного кровавого итога эта война еще не знала.

Битва продлилась до 12 июня, и все это время Грант приказывал штурмовать в лоб, не меняя сценария атаки. В итоге против него взбунтовался его же собственный штаб, и генералы отказались гнать своих солдат на бесполезную бойню. И Гранту ничего не оставалось, как отменить собственный приказ о непрерывающемся штурме позиций южан. В итоге север потерял убитыми и ранеными около 13 тысяч, их противник – немногим более 5 тысяч.

Как воевал генерал, который не считался с потерями

Грант не победил, хотя соотношение сил позволяло не обращать внимании на подобную мелочь. Другое дело, что дух его армии упал до минимума. Южан же можно считать победителями, хотя это уже мало что значило. Они оказались в западне – силы Гранта угрожали поочередно то Ричмонду, то Питерсбергу, и Ли был вынужден застрять на месте почти на год. А тем временем пала Атланта и война для Юга стала совершенно бесполезной. И Ли в итоге капитулировал.

Битва под Колд-Харбор не самая кровавая по общему итогу, но по единовременным потерям за 20 минут боя ей нет равных в том конфликте. Интересно, что после войны на многие поля сражений наведывались ветераны обоих лагерей. Но вот поле двойной битвы под Колд-Харбор (во время строительства укреплений стороны срыли часть могил жертв предыдущей битвы) одинаково не любили обе стороны, и практически не посещалось участниками. А Грант считал это сражение своей ошибкой. Хотя глупо думать, что он сильно переживал о бесполезной трате человеческого ресурса. Не в духе генерала было переживать из-за подобных мелочей.

× Поддержите подпиской наш телеграм-канал: @battlez

Поделись!