"Немецкий танк Pz.Kpfw.38(t), сделанный заботливыми руками чешских рабочих, уже подъезжал к точке, намеченной сержантом Синицыным как место, удобное для броска".

(с) Евгений Читинский

Начало первой книги "Лейтенант Старновский" здесь:

Начало второй книги "Линия Сталина" лейтенанта Старновского здесь

Предыдущая глава тут. Гл.25

Фото автора

Глава двадцать шестая. Минский УР 26. 06. 1941 года. Засада снайперско-диверсионной группы

Немецкий танк Pz.Kpfw.38(t), сделанный заботливыми руками чешских рабочих, уже подъезжал к точке, намеченной сержантом Синицыным как место, удобное для броска. Вот еще миг, и, пружинисто сжавшись, Фёдор расчетливо кинул тяжелую (1,2 кг) РПГ-40 прямо сверху, с крутого склона холма. И сразу же, при соприкосновении с задней поверхностью моторного отсека, рванули 760 граммов тротила.

Сержант инстинктивно спрятался за стволом раскидистой ели и тут же, отставив ногу для удобства, снова кинул следующую гранату, но уже вдогонку. Танк по инерции за секунду успел проехать 4,2 метра (при скорости 15 -16 км/ч), и вторая граната грохнулась точно на корму. Снова взрыв, но на этот раз танк дернулся, и, замедляясь, наконец-то остановился. Из моторного отсека повалил густой черный дым!

Сержант обрадовался - все же пробила РПГэшка танковую броню! Но почему не кидает свои гранаты Сидоров? Он обернулся. Колонна из трех танков и автомашин с пушками остановилась. Вражеские солдаты уже начали спрыгивать из кузовов грузовиков, как тут раздался взрыв. У второго танка перебило гусеницу. Но почему-то сзади. Понятно, красноармеец проворонил свою точку прицеливания. Вот и кинул вдогонку. Но и то дело! Вражеская бронированная машина захотела объехать стоящий впереди танк, да так и застряла на второй половине узкой дороги, напрочь её закупорив. Вот бы сейчас его добить вторым броском гранаты. Но нет, следующий взрыв раздался под гусеницами третьего танка. Вот уж точно, за двумя зайцами погонишься - ни одного не поймаешь! Оба танка всего лишь лишились гусениц.

И тут вдруг один за другим раздались еще три легких взрыва «лимонок», угодивших в грузовик и рядом с ним. Это посеяло невообразимую панику среди вражеских солдат. Но даже в такой ситуации всегда найдется пара-тройка храбрецов, которые сразу же откроют довольно-таки прицельный огонь по предполагаемым местам расположения засады. Несколько пуль просвистели и над головой сержанта. Сбитая мелкая веточка мягко прошуршала по плечу.

Где Злой?! Почему не стреляет, я что, один должен здесь воевать? Сержант бросился на землю, вытащил из подсумка «лимонку» и кинул. Лёжа трудно попасть, но дело было не в этом. Главное, чтобы прогремел взрыв, вражеские солдаты на секунду спрячутся кто куда, и в это время, пользуясь моментом, сержант на карачках, шустро, как жук, чесанул под кустами на противоположный склон холма. Всё, он свое отвоевал! Пора смываться!

А немцы, попав в засаду, уже сориентировались и развернулись в подобие боевого порядка. Офицер поднял руку, указывая направление следующего манёвра, как тут же ткнулся носом в землю с пробитой головой. Вторым выстрелом был убит пулеметчик, который как раз заканчивал свои приготовления за задним колесом второго грузовика. Передний автомобиль с прицепленной к нему гаубицей потихоньку разгорался – «лимонка» сделала своё дело. Третьей пулей был сражен фельдфебель. И тут раздался истошный крик на немецком языке:

- Снайперы! Русские снайперы!

Воодушевления вражеским солдатам это не прибавило! Всегда в таком бою человек думает «Пусть другие высовываются, а я полежу, спрячусь. Для вида буду стрелять из винтовки не глядя, куда-то в небо, зато останусь жив. Мне еще нужно русской земли получить и русских крестьян с крестьянками.

Обратите внимание: Подвигу героя-танкиста гвардии старшего лейтенанта Михаила Павловича Судакова посвящается.

И домик как в родном фатерлянде поставить. Хорошо, что иваны убили офицера и обер-фельдфебеля. Орать и приказывать пока некому!».

Следующая пара выстрелов пригвоздила к земле артиллерийского офицера, который приказывал развернуть орудие и ближайшего к нему солдата. А потом всё стихло! Нет, конечно, немцы еще некоторое время разрозненно постреляли, потом самые смелые (а такие есть в любой армии мира) стали высовываться и выглядывать вспышки вражеских выстрелов в лесных зарослях, чтобы знать, где прячется враг. Но русских уже и след простыл!

Снайперско-диверсионная группа собралась в заранее обусловленном месте. Еле отдышавшись и глядя друг на друга, словно не веря, что всё ещё живы, они наконец-то перевели дыхание, устав от быстрого бега. Больше всех запыхался Злой, но, едва отдышавшись, он тут же прохрипел:

- Молодцы! Кто танк поджег?

Синицын не без гордости выпятил грудь, хотел сказать что-то залихватское, но вместо этого осипшим голосом только выдавил:

- Я! – и тут же судорожно взялся за флягу. Руки предательски тряслись, и не столько от страха, сколько оттого, что он ими перебирал быстро-быстро, когда удирал на карачках. Но со стороны это выглядело иначе, и это еще сильнее смущало сержанта.

Правда, и Петя Сидоров выглядел не лучшим образом. Вот его-то колотило действительно, как говорится, «от нервов». И лишь Злой был спокоен и даже доволен, как художник, который закончил очередной шедевр. Вот и сейчас он одобрительно сказал:

- Молодцы! Итог боя: один танк сожжен, два подбиты. Гусеницы им перебило! Ну и грузовик сожгли, который первую пушку тащил! Да я двух офицеров срезал. Одного артиллерийского! И ещё трех солдат. Обойму перезаряжать не стал, сразу сюда! А еще заметил, что лимонками пару солдат убило и человек пять ранило! Молодцы!

- Это что, я их? – удивился красноармеец.

- Ты, Петя, ты!

- А танкисты? – вдруг заволновался сержант. – Я хоть одного убил?

Павловский покачал головой:

- Честно, не видел, успели они выскочить из танка или нет, я ведь офицеров выцеливал! А ты сам-то что? А, впрочем, правильно сделал, что не стал подставляться под пули!

Фёдор, что называется, «прикусил язык», как бы его товарищи не догадались, что он просто струсил! Хотя танк он точно сжег! Так что не такой он уж и конченный трус! Ну, а не боятся только дураки!

Валентин Евграфович же на полном серьёзе его похвалил:

- Молодец, Фёдор! Все бы так воевали, давно бы немцы без танков остались!

Тут встрепенулся и Сидоров:

- А ведь точно, у нас в Красной Армии миллионы бойцов, если бы каждый, как ты, Федя, да по одному танку!!! Да мы бы их!!! Или как я, два танка, но не совсем!

- Разобул ты их, Петя, а надо было шкурку снимать! – назидательно сказал сержант, к которому постепенно стала возвращаться его привычная ироничная речь.

Бойцы потихоньку стали отходить от психологического напряжения боя. На лицах появились улыбки – ведь живы же остались!

Они жадно попили еще воды, восстановили дыхание, прислушались к тишине леса - нет ли погони? Вот где-то запела птичка, а в ответ зачирикала другая. Солнце как-то празднично освещало полог леса. Настроение явно поднялось. Чувствуя момент, Павловский скомандовал:

- Группа, за мной! Следующая цель - участок дороги в трех километрах западнее!

Но, прежде чем уйти, он дал знать Синицыну:

- Давай, сержант!

Тот достал сигнальный пистолет, проверил, где юг, и пустил красную ракету. Та пошла вверх, заметно заваливаясь в сторону дороги. Затем Фёдор туда же пустил и вторую ракету.

В это время в ДОТе № 63 лейтенант, глядя в перископ, скомандовал телефонисту:

- Прошин, докладывай командиру пульроты! Снайперско-диверсионной группой подан визуальный сигнал. Две красные ракеты с наклоном в сторону юга. Это означает, что на дороге обнаружена и остановлена танковая колонна противника. Пусть запросит резервы! – а затем лейтенант отодвинулся от перископа и тихо добавил: – Пока есть время!

(Продолжение следует)

#танки #танки второй мировой #история #история ссср #читать лейтенант старновский бесплатно #читать про 1941 год

Больше интересных статей здесь: История.

Источник статьи: "Линия Сталина" лейтенанта Старновского. Глава 26. Минский ур 26. 06. 1941 года. Засада снайперско-диверсионной группы.